IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Папаскири- Статус Абхазии в 1921-1931

 • Abkhazia – აფხაზეთი

 

papaskiri 

Зураб Папаскири,

доктор исторических наук,

профессор Сухумского государственного

университета, Лауреат государственной

премии Гиоргия Шарвашидзе

 

Опубликовано: Кавказ и глобализация. Журнал социально-политических и экономических наук. Институт стратегических исследований Кавказа (Баку, Азербайджан). CA&CC Press, Швеция. 2012. Т. 6. Вып. 2, с. 191-204.

 

 

ЕЩЁ РАЗ ОБ ОДНОМ ЛОЖНОМ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОМ ПОСТУЛАТЕ

АБХАЗСКОЙ СЕПАРАТИСТСКОЙ ИДЕОЛОГИИ

К ВОПРОСУ О ПОЛИТИКО-ГОСУДАРСТВЕННОМ СТАТУСЕ

АБХАЗИИ В 1921-1931 ГГ.

 

Резюме

 

Статья представляет собой научно-обобщающий очерк о сепаратистском видении политико-государственного статуса Абхазии в 1921-1931 годах и его месте в идеологическом арсенале абхазского сепаратизма. В ней на основании критического анализа разнообразного документального материала показана вся несостоятельность заведомо ложного постулата абхазских историков и политиков о провозглашенной весной 1921 г. абхазскими большевиками т.н. «ССР Абхазии», как «независимой» от Грузинской ССР советской социалистической республике, которую якобы упразднили всесильные грузины И. Сталин и Л. Берия в начале 1931 г. Данный тезис, как известно, было чуть ли ни главным историографо-идеологическим орудием сепаратистов в их борьбе против единой грузинской государственности и создание независимого абхазского государства.

 

Введение

 

Околонаучные спекуляции вокруг политико-государственного статуса Абхазии в 1921-1931 годах начались ещё в 20-х годах XXв., когда отдельные видные представители интеллигенции – идеологи тогдашнего абхазского сепаратистского движения С. Басария и С. Ашхацава опубликовали программные труды по истории Абхазии, главным назначением которых было своего рода историографическое обоснование «государственной независимости» ССР Абхазии, продекларированной абхазскими большевиками в марте 1921 г.[1] Однако, тема чуть ли ни насильственной ликвидации в результате козней официального Тбилиси «независимой» ССР Абхазии особенно «актуальной» стала с 50-х годов, когда политическая конъюнктура, сложившаяся к тому времени в СССР, создала благоприятную почву для реанимации сепаратистской идеологии в Абхазии. С тех пор антигрузинские мятежи абхазов, которые вспыхивали в 10 лет раз (1957, 1967, 1977-1978 гг.) «подкармливались» этой фальшивой «историографической пилюлей». Правда, на первых порах это происходило не так открыто, но с 70-х годов об этом уже заговорили во всеуслышание. Наиболее масштабно это проявилось в т.н. Лыхненском «Обращении» 1989 г. В «Постановлении собрания представителей абхазского народа в селе Лыхны» прямо говорилось, что провозглашенная в марте 1921 года «независимая Советская Социалистическая Республика Абхазия … под нажимом Сталина и в результате принятых им практических мер … последовательно сводился от высших форм национально-государственного устройства к низшим (ССР Абхазия – 1921, договорная ССР Абхазия – 1922, Абхазская АССР – 1931 гг.)».[2] Там же ставился вопрос о восстановлении статуса «Советской Социалистической Республики Абхазии, каковой она была провозглашена в 1921 году при жизни В. И. Ленина».[3]

Несмотря на то, что в последнее время грузинские исследователи (Л. Тоидзе, А. Ментешашвили, Дж. Гамахария и др.) дали исчерпывающие комментарии и пролили свет на эти «недоразумения», в сепаратистских кругах не перестают спекулировать данной темой и по прежнему продолжают тиражирование ложного представления о ликвидации «независимости» ССР Абхазии в 1931 г. Более того, как выясняется, и за рубежом даже в публикациях достаточно компетентных специалистов политико-государственного устройства СССР встречается не совсем верная трактовка политико-государственного статуса Абхазии в 1921-1931 годах. Наглядным свидетельством сказанного является, например пассаж из монографии известного немецкого правоведа-государственника, директора института восточноевропейского права при Кёльнском университете проф. Ангелики Нусбергер (кстати, почётного доктора Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили), в котором автор недоумевает по поводу того, что И. Сталин якобы превратил «независимую» до 1924 г. Абхазию в автономную республику и присоединил её к Грузинской республике: «Warum hatte Stalin Abchasien, das bis 1924 eigenständige Republik war, zu einer autonomen republik zurückgestuft und der Republik Georgien einverleibt?».[4] Со всей категоричностью можно утверждать, что здесь мы имеем дело с полным незнанием проблемы, так как если даже признать, что ССР Абхазии на самом деле была «независимой» от Грузинской ССР республикой, то она «просуществовала» не до 1924 года, как ошибочно пишет проф. А. Нусбергер а до начала 1931 г.

Именно данная публикация подтолкнула нас ещё раз вернуться[5] к данной проблеме и вынести наши наблюдения по данному вопросу на сей международный научный форум, и тем самым как-то способствовать информационно-идеологическому прорыву в этом направлении.

 

Проблема политико-государственного устройства

Абхазии в 1921 году

 

После насильственного установления советской власти в Грузии Российской Красной Армией, главной головоломкой, требовавшей незамедлительного решения со стороны большевистского руководства Грузии-Абхазии, стал вопрос о государственном устройстве Абхазии. В своё время – в период т. н. «триумфального шествия советской власти», большевистское руководство России и их приспешники в Абхазии, вели ярко выраженную антигрузинскую пропаганду. Тон в этой разнузданной антигрузинской компании задавали «славные сыны» грузинского народа И. В. Сталин и Г. К. Орджоникидзе, которые своими публикациями, конкретными действиями всемерно поощряли провокационные сепаратистские вылазки в отдельных регионах Грузии, в том числе, в первую очередь, В Абхазии.

Наглядным свидетельством сказанного может служить хотя бы статья Наркомнаца РСФСР И. В. Сталина, опубликованная в газ. «Правда» ещё в мае 1918 г. (23 мая), в которой он восторженно писал о «героической Абхазии, единодушно восставшей против чёрных банд Тифлисского правительства и с оружием в руках отстаивающей против них Сухум».[6] Он же в другой своей публикации в той же газ. «Правда», уже 10 февраля 1921 года, т.е. накануне начала аннексии Грузии частями Красной Армии, прямо обвинил правительство Грузинской Демократической Республики в угнетении абхазов, осетин и армян, призывая тем самым эти народы на решительную борьбу против грузинского государства.[7]

Антигрузинская пропаганда большевиков всецело строилась на «претворение в жизнь» пресловутого лозунга о «праве нации на самоопределение». Вооружившись этой лживой демагогической идеологической установкой ленинской партии, абхазские большевики, ведомые Е. А. Эшба и Н. А. Лакоба, сразу же поставили перед вышестоящими партийными инстанциями вопрос об объявлении Абхазии независимой от Грузии Советской Социалистической Республикой. Требование абхазских коммунистов мотивировалось тем, что советская власть, как более «прогрессивная», чем «диктаторский режим» меньшевиков, должна была решить вопрос о национально-государственном устройстве Абхазии на более «демократических началах». Т.е. если при Грузинской Демократической Республике Абхазия была автономией, то советская власть должна была пойти ещё дальше и предоставить ей «независимость». Следует отметить, что Ревком Грузии в своём обращении к трудящимся Грузии ещё 16 февраля 1921 г. торжественно декларировал, что после провозглашения Грузии советской социалистической республикой «братские народы Аджарии, Абхазии и Осетии сами определяют свою судьбу»,[8] чем дал толчок сепаратистским тенденциям в Абхазии.

Уже в начале марта 1921 г. состоялось т.н. объединённое заседание Ревкома Абхазии, представителей местных партруководителей и, что особо важно, Реввоенсовета IX Красной Армии и Кавбюро ЦК РКП (б), на котором было принято решение об объявлении Абхазии Советской Социалистической Республикой[9]. На таком решении настаивали, прежде всего, известные своими сепаратистскими взглядами бывшие депутаты Народного Совета Абхазии из группы т.н. «независимцев»: Мих. Тарнава, М. Цагурия, С. Чанба и др., которые вошли в состав Ревкома[10].

Однако, очень скоро, абхазские большевики, видимо под диктовкой Реввоенсовета IX Красной Армии, «позабыли» о национальных интересах абхазского народа и выдвинули тезис уже о вхождении Абхазии в состав РСФСР. В этой связи представляет большой интерес отправленный 26 марта 1921 г. членами Ревкома Абхазии – Е. А. Эшба, Н. А. Лакоба, П. Агниашвили и Н. Акиртава – запрос в Москву В. И. Ленину и И. В. Сталину. В этом документе они хотели знать мнение руководителей партии по вопросу государственного устройства Абхазии: «будет ли советская Абхазия самостоятельной республикой или административной единицей и какова будет общая политика…». И там же предлагали свой вариант решения данного вопроса, в котором однозначно говорилось, что «Советская Абхазия должна непосредственно входить в общероссийскую федерацию».[11] Как говорится, комментарии излишни. Вот какие горе-патриоты отечества оказались тогда во главе советской Абхазии.

Кремль решение вопроса о государственном устройстве Абхазии поручил своему главному эмиссару в Закавказье, секретарю Кавбюро ЦК РКП(б) Г. К. Орджоникидзе, который, возможно, впервые чётко осознал, чем реально обернулась оголтелая антигрузинская пропаганда организованная в своё время им же и его грузинскими и абхазскими партийными соратниками в Абхазии. Г. К. Орджоникидзе срочно переговорил (27 марта 1921 г.) по прямому проводу с Е. А. Эшба и призвал его пересмотреть позицию о вхождении Абхазии в состав России. В разговоре с Г. Орджоникидзе, Е. Эшба, явно оправдываясь за отход от достигнутых ранее договорённостей (их встреча состоялась в Москве ещё до установления советской власти в Грузии-Абхазии), согласно которым предполагалось сохранение автономного статуса Абхазии в пределах Грузии, отметил: «Мы думали, что Абхазия будет существовать как составная часть Советской Грузии, но когда мы сюда приехали и разобрались, в какую атмосферу попали… мы единодушно остановились на том, что для изживания национальной розни необходимо, хотя бы временно, до съездов советов объявить независимость Абхазии».[12] Г. К. Орджоникидзе отверг возможность вхождения Абхазии в состав РСФСР, так как, по его мнению, международное сообщество это могло «расценить как аннексию со стороны РСФСР». Поэтому он посоветовал руководителей Ревкома Абхазии «при декларировании независимости Абхазии обойти вопрос о её «включении в ту или иную федерацию», на что получил согласие от Е. Эшба.[13]

28-29 марта 1921 г. в Батуми состоялось совещание по вопросу о структуре Советской власти и Компартии в Абхазии, на котором присутствовали: член Реввоенсовета фронта и Кавбюро ЦК РКП (б) Г. К. Орджоникидзе; член Ревкома, ЦК и Реввоенсовета IX Красной Армии народный комиссар военно-морских сил Грузии Ш. Элиава; председатель ревкома Батумской области и член ЦК Компартии Грузии М. Торошелидзе; председатель ревкома Абхазии и член оргбюро РКП в Абхазии Е. Эшба, член оргбюро РКП в Абхазии и военком Абхазии Н. А. Лакоба. Совещание, хоть и с некоторой оговоркой, но фактически удовлетворило просьбу «абхазских товарищей», и постановило: «До съезда Советов Абхазии вопрос о федерации Советской Абхазии с РСФСР и ССРГ оставляется открытым, и Абхазия объявляется Социалистической Советской Республикой. Партийная организация до конференции носит название оргбюро РКП в Абхазии и работает по директивам Кавбюро ЦК РКП. Декреты ревкома Грузии должны служить для ревкома материалом, чтобы не было противоречий в действиях обоих ревкомов».[14] Как видим, грузинская сторона всё же сумела зафиксировать временный характер объявления Абхазии «независимой» советской социалистической республикой, которая, как государственное образование, на первом же съезде советов обязательно должна была связать свою дальнейшую судьбу или с РСФСР, или с советской Грузией. Иной альтернативы абхазам никто не предлагал.

11-20 марта 1921 г. Ревком Абхазии уже официально объявил о создании Советской Социалистической Республики Абхазия и в тот же день торжественно доложил об этом В. И. Ленину, не забыв при этом о «великой освободительной роли (доблестной) Красной Армии».[15] 21 мая 1921 г. уже Ревком Грузии официально «признал» и «приветствовал» «образование независимой Социалистической Советской Республики Абхазия», правда, выразив при этом уверенность в том, «что вопрос о взаимоотношениях между ССР Грузии и ССР Абхазии окончательно будет решён на первом съезде Советов рабочих и крестьянских депутатов, как Абхазии, так и Грузии».[16]

Таким образом, большевистское руководство Грузии было вынуждено выполнить своё обещание и дать бóльшую свободу «братским народам Аджарии, Абхазии и Осетии», результатом чего и стало «признание» т.н. «независимости» ССР Абхазии 21 мая 1921 г. На самом же деле, кремлёвское руководство, грузинские коммунисты, да и сами абхазские большевики, меньше всего думали о создании независимого абхазского государства. Предоставление Абхазии т.н. «независимости» было всего лишь политической спекуляцией и ставило целью привлечение на сторону советской власти сепаратистски настроенных слоев абхазского населения.

Истинную суть и мотивацию объявления «независимости» Абхазии наиболее ярко изложил Г. К. Орджоникидзе 12 августа 1921 г. Вот что он говорил в своём выступлении на краевом партийном совещании: «Когда Абхазия потребовала независимость, мы указали коммунистам Абхазии, что независимость такого крошечного государства невозможна, но все же мы на это согласились. Мы говорили: если абхазский народ питает недоверие к грузинам, то пусть Абхазия будет независима, пусть она излечит свои раны, нанесённые меньшевиками, но в дальнейшем абхазы сами убедятся в необходимости тесного объединения с советской соседкой – Грузией».[17] Ещё более определённо высказывался по этому поводу один из руководителей абхазских большевиков Н. А. Лакоба, который уже к январю 1922 г. «дозрел» до признания исторической необходимости объединения Абхазии с Грузией. Выступая на первой областной партконференции (в январе 1922 г.) он заявлял: «Когда мы, ответственные работники Абхазии, сказали нашим старшим товарищам по партии, что для того, чтобы среди малых народностей, как например абхазской, сохранить идею советской власти (а это очень важно), нужно на одну минуту объявить Абхазию независимой республикой, нам ответили «Объявляйте себя независимой республикой, лишь бы это помогло сохранению советской идеи, укреплению советского строя в этой Абхазии». А советская Абхазия, просуществовав как независимая республика, говорит: «Исторические и экономические условия требуют того, чтобы Абхазия и Грузия составляли одно целое».[18]

Эти высказывания новоявленных вождей Грузии-Абхазии показывают всю лживость и циничность проводимой ими т.н. «Ленинской национальной политики», главной целью которой, как известно, была не забота о национально-государственной перспективе малых народов, а создание новой коммунистической империи. Как метко подметил известный абхазский историк С. З. Лакоба, «Ильич был одержим идеей мировой революции и мыслил не «грузиями», «абхазиями», а континентами и «азиями».[19] Следует, однако, отметить, что, тот же С. З. Лакоба, явно вступая в противоречие с самим собой, почему-то пытается представить В. И. Ленина чуть ли не «вдохновителем» независимости Абхазии, в противовес И. В. Сталину и Г. К. Орджоникидзе, которых он прямо обвиняет в «задушении» «абхазской независимости». При этом С. З. Лакоба предлагает совершенно фантастическую версию, по которой, якобы, В. И. Ленин обещал Ефрему Эшба предоставление Абхазии независимости «в случае успешного завершения «абхазской миссии» в Турции».[20] Речь идёт о «дипломатическом поручении» Кремля, когда Е. А. Эшба и Н. А. Лакоба вели переговоры с правительством Кемаля Ататюрка по подготовке российско-турецкого договора, заключённого в Москве 16 марта 1921 г. Так вот, по мнению С. З. Лакоба, В. И. Ленин якобы «даровал» Абхазии «независимость» в своего рода знак благодарности за оказанную Ефремом Эшба и Нестором Лакоба услугу в деле достижения соглашения по Батумскому вопросу, по которому Турция отказывалась от Батуми и его окрестностей[21]. Т.е. В. И. Ленин всеми средствами пытаясь заполучить Батуми, тут же отпускал Абхазию «на волю».

Не вызывает никакого сомнения, что С. З. Лакоба здесь явно блефует и преднамеренно вводит в заблуждение читателей. Он прекрасно понимает, что В. И. Ленина вовсе не интересовала «независимость» Абхазии, наглядным подтверждением чего как раз является данная им же оценка политических амбиций Ильича, о которых говорилось выше. Он также не может не знать, что создание т.н. Советских Социалистических Республик, даже таких, как Грузия, Армения, Азербайджан – официально суверенных государств, во главе которых стояли члены и кандидаты в члены Центрального Комитета Российской Коммунистической Партии (большевиков) и Кавказского бюро Российской Коммунистической Партии (большевиков), было лишь политической игрой. Этим Советская Россия стремилась прикрыть оккупацию и аннексию Закавказья.

О какой независимости стран Закавказья – Грузии, Армении и Азербайджана – можно говорить тогда, когда все вопросы национально-государственного строительства решались исключительно по официальным директивам Кремля и лично В. И. Ленина. В этом плане чего стоит одно только пресловутое письмо В. И. Ленина «К коммунистам Азербайджана, Армении, Грузии, Дагестана, Горской республики», написанное 14 апреля 1921 г. Разве С. З. Лакоба не должен знать, что все важнейшие решения о государственном обустройстве Грузии, Армении и Азербайджана принимались не верховными законодательными органами, этих с позволения сказать, «суверенных государств», а высшей партийной инстанцией – политбюро Центрального Комитета Российской Коммунистической Партии (большевиков) – в Москве. Непосредственная реализация же этих решении была поручена Кавказскому бюро Центрального Комитета Российской Коммунистической Партии (большевиков).

Так что, при объявлении Грузии, Армении, Азербайджана и др. советскими социалистическими республиками, не говоря уж об Абхазии, ни В. И. Ленину, ни другим руководителям партии и советского государства, в голову не приходило создание на территории бывшей Российской империи независимых от Москвы суверенных государств. Эта было лишь ширмой, которая, как уже указывалось, прикрывала имперские замыслы нового большевистского руководства России. Однако сказанное вовсе не исключает того, что организаторы и инспираторы объявления Абхазии «независимой» социалистической республикой всё же строили определённые далеко идущие планы, а именно добивались отторжения Абхазии от остальной Грузии.

То, что объявление Абхазии «независимой» советской социалистической республикой действительно было всего лишь средством отторжения Абхазии от остальной Грузии, которого добивались как абхазские большевики, так и их некоторые покровители из официальных кругов советской России, не вызывает никакого сомнения. Совершенно чёткую и однозначную картину истинных намерений официальной Москвы в связи с т.н. «абхазской независимостью» даёт доклад «военного атташе» РСФСР в Грузии генерала П. П. Сытина советскому правительству от 22 апреля 1921 г.

Высказывая свои опасения по поводу шовинизма «маленькой нации (т.е. грузин – З. П.), занимающей», по его словам, «территориально столь важную позицию между РСФСР, с одной стороны, и Турцией и Антантой, с другой, …одной из предупредительных мер против местных шовинистов», ген. П. П. Сытин предлагает «оставление достаточно сильных отрядов Красной Армии РСФСР в пределах Грузии», а «…второй мерой, ослабляющей грузинский шовинизм и территориально и материально», он считал «отделение Абхазии. …Надо немедленно продвинуть границу РСФСР до правого берега р. Бзыби, т.е. непосредственного соседства Абхазией. Если засим, – продолжает бравый красный генерал, – абхазскому народу будет поставлен, например, путем плебисцита, вопрос о желательной форме государственного бытия, то нет никакого сомнения (можно взяться провести это в кратчайший срок), абхазский народ вынесёт решение о полном присоединении к РСФСР, а такой акт, кроме огромного его стратегического и политического значения для РСФСР, передаст в руки ВСНХ (РСФСР) значительнейшие народные богатства этой страны… Самой Грузии, хотя бы и советской (ни тем более одной Абхазии), – пишет далее П. П. Сытин, – никогда не справиться с задачей правильной эксплуатации огромных лесных и горных богатств этой страны, ни даже с правильной постановкой табаководства, рыболовства и т.д. …Таким образом, – приходит к выводу П. П. Сытин, – отделение Абхазии от Грузии диктуется всеми соображениями, и замедление осуществления этого может быть чревато самыми нежелательными последствиями».[22]

Однако ген. П. П. Сытин не останавливается на этом, он предлагает идти ещё дальше и «обратить внимание на Менгрелию», которая «непосредственно граничит по р. Ингури с Абхазией и простирается к югу до р. Риони. Эта территория с устьем р. Риони, при котором давно спроектировано проведение большого порта, могущего заменить Батум, …чрезвычайно большая в стратегическом отношении, она также может быть подчинена непосредственному влиянию РСФСР, если и мингрельцам, как абхазцам будет дана автономия».[23]

Подытоживая свои «рекомендации», ген. П. П. Сытин не скрывает что всё это «путь расчленения Грузинской республики на ряд автономных единиц… подчиненных влиянию РСФСР», и там же указывает, что «эти единицы меньше заслуживают большего внимания. Нет сомнения, – заключает генерал, – что автономное устройство этих маленьких республик не только благоприятно отразится на их отношения к РСФСР, но и также и на их благосостоянии: самостоятельность под могучим покровительством России поднимет жизнеспособность этих нации».[24]

Вот какие идеи вынашивали высокопоставленные военные чины советской России по отношению к Грузии! Вот как заботились они о национально-государственной перспективе абхазов! Вот какой «независимостью» вскружали головы рядовых жителей Абхазии строители «коммунистического рая»! Лишь слепой не может не видеть истинное лицо тех, кто лицемерно подталкивал абхазов на т.н. «независимость». Остаётся сожалеть, что современные идеологи абхазского национал-сепаратизма до сих пор скрывают правду от своих соотечественников и всемерно внушают им мысль о том, что в марте 1921 г. Абхазия якобы обрела национально-государственный суверенитет.

В том, что объявление Абхазии «независимой» советской республикой было лишь формальным актом, и что Абхазию даже до её вхождения в состав Грузинской ССР в качестве т.н. «договорной» республики (16 декабря 1921 г.), никто не воспринимал как независимую республику в государственном отношении, достаточно легко можно убедиться ознакомившись с некоторыми официальными документами того периода. Первый документ, на который обычно ссылаются исследователи, это уже упомянутое нами известное «Письмо» В. И. Ленина «К коммунистам Азербайджана, Армении, Грузии, Горской республики». Руководитель коммунистической партии и советского правительства, давая советы своим партийным соратникам из кавказских республик, почему-то «позабыл» ещё об одной «независимой» республике – Абхазии. Не меньший интерес в этом плане представляет  телеграмма В. И. Ленина направленное Г. К. Орджоникидзе 5 апреля 1921 г. (т.е. буквально через месяц после оккупации Грузии) «Ваш ответ неполон и неясен. Прошу узнать у Грузинревкома подробности. Первое, подтвердило ли совправительство Грузии концессию итальянцам на ткварчельские копи,[25] когда, каковы условия, сообщите кратко телеграфом, подробнее письмом». Как видим, это является лишним подтверждением того, что в то время Ленин Абхазию однозначно рассматривал как часть Грузии и совершенно не считал нужным вопрос о ткварчельских копиях согласовать с Ревкомом «независимой» Абхазии.   

Позже (28 ноября 1921 г.) тот же В. И. Ленин, предлагая политбюро ЦК РКП(б) свой проект федерации Закавказских республик (который, кстати, с незначительными поправками и был принят Политбюро 29 ноября 1921 г.) подчёркивал: «Предложить центральным комитетам Грузии, Армении и Азербайджана (через Кавбюро) поставить вопрос о федерации пошире… энергично вести пропаганду за федерацию, провести её через съезд Советов каждой Республики…».[26] Т.е. и в этом послании В. И. Ленина почему-то отсутствует Абхазия и предлагается вхождение в Закавказскую федерацию исключительно трёх социалистических республик: Грузии, Армении и Азербайджана.

Об исключительно формальном характере т.н. объявления «независимости» Абхазии весной 1921 года, и о том, что Абхазия ещё до её включения в состав грузинской ССР в качестве т.н. «договорной республики» (16 декабря 1921 г.) однозначно рассматривалась как автономная единица входящая в состав Грузинской ССР, свидетельствуют и другие официальные документы того периода. Так, например, ещё 3 августа 1921 г. Главное Управление НКВД Грузии за подписью начальника этого управления Н. Соколовского направило циркулярное письмо по беженцам «Председателям ревкомов уездов и городов Грузинской советской социалистической республики и Абхазской и Аджарской автономных республик».[27] Известны факты направления ревкомом и отдельными народными комиссариатами Грузии официальных директивных материалов даже на грузинском языке в Ревком Абхазии «для сведения и исполнения», для «точного исполнения», «для сведения и руководства», «для руководства срочного исполнения» и т.д.[28]

Исследователи обращают внимание и на тот факт, что Ревком Грузии, и после признания ССР Абхазии, «неоднократно обсуждал на своих заседаниях вопросы, касающиеся Абхазии – открытие ей кредита, о Ткварчельских шахтах, о заключении Бзыбской концессии… и т.д.».[29] Кстати, говоря о последней, особо отмечают тот факт, что 21 мая 1921 года, т.е. в день т.н. «признания» Ревкомом Грузии «независимости» Абхазской Советской Социалистической Республики, пленум ЦК Компартии Грузии, рассмотрев вопрос о заключении Бзыбской концессии, постановил: «не возражать против подписания этой концессии Правительством Грузии, если она является солидной и полезной».[30]

Исследователи также обращают внимание и на то, что Абхазия как независимый субъект не фигурировала в экономическом союзе Кавказа созданном в августе 1921 г. в состав которого вошли Грузия, Армения, Азербайджан, а также: Дагестан, Горская республика, Кабарда и Нахичевань. Не было её и в «Экономическом бюро» закавказских республик, образованном Кавбюро ЦК РКП(б) 16 августа 1921 г. Да и в заседаниях пленума Кавказского бюро ЦК РКП(б) «представители Абхазии наравне с другими автономиями, участвовали лишь совещательным голосом».[31]

Об автономном статусе Абхазии ещё до её официального вступления в состав Грузии, которое, как уже отмечалось, произошло 16 декабря 1921 года, говорится и в отдельных документах исходящих от руководителей коммунистической партии и советского государства. В них Абхазия прямо названа автономной единицей Грузинской Советской Социалистической Республики. В этом плане наибольший интерес вызывает разъяснение данное наркомом по делам национальностей РСФСР и одновременно наркомом рабоче-крестьянской инспекции И. В. Сталиным секретарю Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) А. Енукидзе, в котором отмечалось, что «Абхазия является автономной частью независимой Грузии, отсюда самостоятельных представителей при РСФСР не имеет и не должна иметь. Поэтому кредит от РСФСР она не может получить».[32] Ещё более категоричен И. В. Сталин в своей телеграмме тому же А. Енукидзе от 13 сентября 1921 года, в котором читаем: «Виза… о выдаче денег абхазцам без согласия Наркомфина Грузии недействительна Следует принять во внимание, что абхазцы продали европейцам несколько млн. пудов табаку… не представив отчета ни Грузии, ни РСФСР, что лишает их права требовать средств у РСФСР…».[33]

Таким образом, кремлёвское руководство с самого начала рассматривало Абхазию в качестве автономной единицы Грузии, и эта было официальной точкой зрения, а не кознями «всесильного грузина» Сталина, как это хочет представить С. З. Лакоба.[34] И зря наш абхазский коллега пытается «реабилитировать» И. В. Сталина в роли радетеля своего «отечества» (т.е. Грузии), забывая при этом, что именно И. Сталин, Г. Орджоникидзе и их сподвижники – грузинские коммунисты-интернационалисты – были «могильщиками» государственной независимости Грузии. «Забывая» о том, что именно Сталин и Орджоникидзе организовали «триумфальный» поход «доблестной» Красной Армии в Грузию, а впоследствии именно они силой затащили Грузию в Закавказскую федерацию, после чего она фактически потеряла даже внешние атрибуты государственного суверенитета.

Теперь же коснёмся официальных материалов свидетельствующих о временном характере даже той независимости, которая была «пожалована» абхазским коммунистам большевистским режимом Тбилиси за их неустанную борьбу против меньшевистского правительства Грузинской Демократической Республики. Мы уже приводили цитату из выступления Н. А. Лакоба на областной партконференции состоявшейся в январе 1922 года, в которой оратор говорил о временном характере или, по словам самого Н. А. Лакоба, «на одну минуту» объявления Абхазии «независимой республикой». Другой лидер абхазских коммунистов Е. А. Эшба ещё в марте 1921 года, накануне объявления т.н. «независимости» Абхазии, также говорил о необходимости объявления Абхазии самостоятельной советской республикой лишь «временно, до съезда Советов».[35] И это было отнюдь не декларативное заявление, за ним следовали конкретные шаги официальных ведомств как самой Абхазии, так и Грузии, а также вышестоящих партийных структур. Так 5 июля 1921 г. пленум Кавбюро ЦК РКП(б), в работе которого принимал участие И. В. Сталин, специально рассмотрел вопрос об Абхазии и принял постановление о ведении партийной работы «в направлении объединения Абхазии и Грузии в форме автономной республики входящей в состав Грузии».[36]

Как видим, высшее партийное руководство, в лице Кавбюро ЦК РКП(б), с самого начала призывало к преобразованию ССР Абхазии в автономную республику входящую в состав Грузинской ССР. Однако нельзя сказать, что отдельные абхазские лидеры были в восторге от таких рекомендации. 15 октября 1921 г. Объединённое заседание Оргбюро РКП(б) в Абхазии и Ревкома приняло постановление, в котором говорилось лишь о необходимости установления «тесной связи между ССР Грузией и Абхазией… путём (оформления) официального договора двух союзных равноправных республик».[37]

Более того, Е. А. Эшба в своём письме в Кавбюро (14 ноября 1921 г.) даже поставил вопрос «о непосредственном (минуя Грузию) вхождении Абхазии в Закавказскую федерацию».[38] Однако Президиум Кавбюро ЦК РКП(б), 16 ноября 1921 года, специально обсудив вопрос «о взаимоотношениях между Абхазией и Грузией» в присутствии Е. А. Эшба, принял совершенно противоположное решение. В этом постановлении прямо говорилось: «1. Считать экономически и политически нецелесообразным существование независимой Абхазии. 2. Предложить тов. Эшба представить свое окончательное заключение о вхождении Абхазии в состав Федерации Грузии на договорных началах, или на началах автономной области – в РСФСР».[39]

 Таким образом, высшее партийное руководство вынесло окончательный вердикт, по которому Абхазия должна была распрощаться со своей мнимой «независимостью». Приведённый документ давно привлекает интерес исследователей и в том плане, что в нём Абхазской стороне были предложены два варианта решения вопроса о государственном устройстве Абхазии. В первом случае, ей предлагали войти в состав Грузии «на договорных началах», а в другом, в состав РСФСР, но почему-то в качестве лишь автономной области, что, как справедливо указывал видный грузинский учёный проф. Л. Тоидзе, «было на две ступени ниже», чем то, что предлагали Абхазии в пределах Грузии. Принято считать, что в данном постановлении явно просматривается «своеобразная дискриминация Грузии».[40]

24 ноября 1921 г. Кавбюро ЦК РКП(б) уже приняло решение, по которому Оргбюро РКП(б) в Абхазии было подчиненно ЦК КП(б) Грузии. Последняя же точка над этим вопросом была поставлена 16 декабря 1921 года, когда в Тбилиси торжественно был подписан «Союзный договор между Социалистической Советской Республикой Абхазиии и Социалистической Советской Республикой Грузии», согласно которому Абхазия вошла в состав Грузинской ССР в качестве т.н. «договорной республики». То, что Абхазия на основе договора 16 декабря 1921 г. юридически действительно стала частью Грузинской ССР это неоспоримый и общепризнанный факт, который никогда ранее не подвергался какой-либо ревизии. Наглядным свидетельством сказанного можно считать хотя бы выдержки из обобщающей работы «История Абхазской АССР (1917-1937)» изданной в 1983 г. (автор соответствующего раздела известный абхазский учёный Баджгур Сагария): «Вхождение Абхазии на договорных началах в состав советской Грузии, несомненно, имело большое значение. … Образование ССР Абхазии и вхождение её в состав ССР Грузии на договорных началах и через нее в ЗСФСР и СССР…».[41] Однако, в последнее время, некоторые абхазские исследователи (в первую очередь, сам Б. Е. Сагария) совершенно безапелляционно стали отрицать факт вхождения Абхазии в состав Грузинской ССР и заговорили лишь об объединении Абхазии с Грузией, которое, якобы, зафиксировано в конституциях Грузии 1922 и 1927 годов.[42]

Соответствующие положения из названных исследователем конституции Грузинской ССР Абхазии мы приведём ниже, теперь же коснёмся самого договора 16 декабря, отдельные пункты которого однозначно говорят о том, что Абхазия на договорённых началах всё же вошла в состав Грузинской ССР, а не объединилась с нею как субъект некой равноправной федерации. Так, по договору 16 декабря объединёнными объявлялись комиссариаты: военный, финансовый, народного хозяйства, почты и телеграфа, юстиции, чрезвычайная комиссия, рабоче-крестьянская инспекция, и т.д. Иностранные дела оставались «целиком в ведении Социалистической Республики Грузии», и, что самое важное, по 4 пункту Договора Абхазия должна была входить «во все краевые объединения, в частности в Федерацию Закавказских республик… через Грузию, которая» должна была предоставить «ей одну третью часть своих мест».[43]

Вхождение Абхазии в состав Грузии было подтверждено во всех официальных документах Съездов Советов как Абхазии, так и Грузии. Так, по словам вышеназванного нами абхазского историка Б. Сагария, «Первый съезд Советов Абхазии законодательно закрепил форму государственно-правового положения Абхазии в составе Грузии».[44] Что же касается Конституции Грузинской ССР (1922 г.), на которую ссылается С. З. Лакоба, то в ней, вопреки желанию нашего абхазского коллеги, прямо говориться: «В состав Социалистической Советской Республики Грузия входят на основе добровольного самоопределения Автономная Социалистическая Советская Республика Аджарии, автономная область Южной Осетии и Социалистическая Советская Республика Абхазии, которая объединяется с Социалистической Советской Республикой Грузии на основе особого союзного между этими республиками договора».[45] Т.е. совершенно очевидно, что все названные единицы, независимо от их государственно-правового статуса, всё же входили в состав единого государства, которого называли не иначе как Советская Социалистическая Республика Грузия.

 

Политические спекуляции сепаратистской «историографии» по вопросу политико-государственного статуса Абхазии в 1921-1931 годах

 

Как уже отмечалось, сепаратистская «историография» не признаёт вхождение ССР Абхазии в состав Грузинской ССР на договорных началах 16 декабря 1921 г. Более того, с 70-х годов XX в. эта тема стала предметом политико-идеологической спекуляции со стороны сепаратистских лидеров. Если бы ССР Абхазия на равных паритетных началах лишь объединилась с остальной Грузией и таким путём создавала некую двухсубъектную федерацию, или как теперь принято говорить, новое «союзное государство», то тогда это неминуемо отразилось бы, прежде всего, в названии государства. Известно, что в тот период, в результате объединения равноправных советских социалистических республик действительно были образованы т.н. «союзные государства», которые получили новые названия.

В начале это была Закавказская Социалистическая Федеративная Советская Республика (ЗСФСР), которая в качестве отдельного субъекта заключила договор с другими советскими социалистическими республиками – России, Украины, Белоруссии, и создала единое союзное государство: т.н. Союз Советских Социалистических Республик (СССР). При этом следует особо отметить, что в договоре об образовании СССР было разъяснено, что ЗСФСР состоит из трёх советских социалистических республик: Грузии, Армении и Азербайджана. Что же касается самой Абхазии, то она не только не была отдельным субъектом образующим СССР (таковою не была даже Грузия), но вообще фигурировала среди автономных республик. Более того, согласно 15-ой статье четвёртой главы «Союзного договора» «автономные республики Аджария и Абхазия» (так написано в документе) де-факто, вовсе были приравнены к автономным областям РСФСР, так как, в отличие от входящих в состав РСФСР автономных республик, которые в верховный законодательный орган Союза – в Совет Национальностей направляли по 5 представителей (кстати, столько же, сколько союзные республики), Аджария и Абхазия могли иметь только по одному представителю, т.е. столько, сколько автономные области РСФСР, а также «автономные области Юго-Осетия, Нагорный Карабах и Нахичеванская…».[46]

Абхазия в статусе автономной республики фигурировала и в Конституции СССР 1924 г. В ней была подтверждена вышеприведённая статья из «Союзного договора», и также отмечается, что «Автономные республики Аджарии и Абхазии, Юго-Осетинская, Нагорно-Карабахская и Нахичеванская автономные области посылают в Совет Национальностей по одному представителю».[47] Абхазия в качестве автономной республики значилась и в официальных партийных документах. Вот что читаем, например, в постановлении Президиума ЦК Компартии Грузии, специально рассмотревшем 27 февраля 1922 г. вопрос «О числе мест в ЦИК, предоставляемом Центру, автономным Республикам, армии… Предоставить: Центру 35, автономным республикам Абхазии, Аджарии… по 3 места».[48]

То, что ССР Абхазия с самого начала фактически была автономной единицей Грузинской ССР, видно из того факта, что бюджет Абхазии составлял часть бюджета Грузии, а Правительство и партийные органы Абхазии были подотчётны законодательным и исполнительным органам Грузии, ЦК КП Грузии.[49] Следует отметить, что абхазская организация РКП(б) уже на первой же своей областной конференции, которая состоялась 7-12 января 1922 г. приняла решение об её переименовании в Абхазскую организацию Коммунистической Партии (большевиков) Грузии и избрала делегатов на I съезд Коммунистической Партии Грузии.[50] Чуть позже, I съезд Советов Абхазии (состоялся 12-18 февраля 1922 г.) также избрал делегатов на I съезд Советов Грузии.[51]

Из официальных материалов однозначно свидетельствующих об автономном статусе т.н. ССР Абхазии в пределах Грузинской ССР, следует обратить внимание на выдержку из выступления Г. К. Орджоникидзе на заседании Тифлисского Совета 5 сентября 1924 г. «Что касается Абхазии и Аджаристана, – отмечал партийный лидер Закавказья, – как раз той части нашей республики (т.е. Грузии – З.П.), которая не раз восставала против меньшевиков и их тирании, то эти автономные республики не только не поддержали меньшевистскую авантюру, но Батум, Аджаристан… и Абхазия во главе с председателем Совнаркома т. Лакоба и т. Бахтадзе моментально ринулись в бой».[52]

Как выясняется, партийное руководство Абхазии во время восстания 1924 г. (и после его подавления) действительно оказалось «на высоте», и выполняя «постановления расширенного пленума ЦК КП (б) Грузии, обсудившего в октябре 1924 г. вопрос об августовской меньшевистской авантюре», провела энергичную работу в деревне.[53] ССР Абхазия находилась в сфере действия законов и законодательных актов Грузинской ССР. Так, президиум ЦИК-а и СНК Абхазии в феврале 1923 г. приняли совместное постановление «о распространении на всей территории ССР Абхазии… Уголовного Кодекса Грузинской ССР, утверждённого Всегрузинским ЦИК-ом в ноябре 1922 года».[54]

Таким образом, приведённые нами материалы, вне всякого сомнения, свидетельствуют о том, что объявление ССР Абхазии в марте 1921 года, а затем её т.н. «объединение» с Грузинской ССР, были лишь формальными актами, а на самом деле, Абхазия, как уже не раз отмечалось, с самого начала, рассматривалась как автономная часть Грузии. Всё это, конечно, не могло не волновать те силы Абхазии, которые, в своё время, давали демагогическое обещание сепаратистский настроенным слоям абхазского населения, что с установлением советской власти, Абхазия, якобы, обретёт национально-государственную независимость. Эти силы и предприняли попытку ревизии сложившихся к 1925 г. между Тбилиси и Сухуми государственно-правовых отношений. Под давлением этих сил был подготовлен проект первой Конституции Советской Абхазии. В подготовке проекта деятельное участие принял С. Я. Чанба – тогдашний председатель Центрального Исполнительного Комитета (ЦИК) Абхазии (т.е. официальный руководитель республики), известный в своё время своими сепаратистскими взглядами абхазский лидер.

С 26-го по 3 марта 1925 г. в Сухуми прошёл III съезд Советов Абхазии, который утвердил Конституцию ССР Абхазии. Данная конституция идеологами абхазского сепаратизма признана «Конституцией Суверенной Абхазии»[55] и широко пропагандируется в народе. Более того, в своё время, в начале 90-х годов XX в. она стала чуть ли не главным «конституционно-правовым оружием» в политико-идеологическом арсенале сепаратистов. Как известно, именно эту конституцию реанимировало, и с грубейшим нарушением регламента (в отсутствие конституционного большинства) утвердило сепаратистское крыло Верховного Совета Абхазии 23 июля 1992 г. Этим конституционным произволом сепаратисты попытались вывести Абхазию из конституционного поля Грузии и фактически объявить «Республику Абхазию» независимым от Грузии государством. Известно также, что именно этот провокационный шаг сепаратистов стал своего рода последней каплей переполнившей чашу терпения грузинского населения Абхазии и приведшей, несколько дней спустя, к развязыванию конфликта.

И всё-таки, что из себя представляла Конституция ССР Абхазии 1925 г. и чем она была неприемлема грузинской стороне. В последнее время ряд грузинских исследователей (Л. Тоидзе, Д. Гамахария и Б. Гогия, А. Ментешашвили и др.) дали достаточно исчерпывающий анализ этого правового документа и указали на те юридические неувязки и порой даже «ляпсусы», которые имеются в нём. Первое, на что обращают внимание вышеназванные исследователи, это противоречие между отдельными статьями самой конституции. Так 4-ая статья I главы гласила: «ССР Абхазия, объединившись на основе особого союзного договора с ССР Грузией, через неё входит в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику и в составе последней – в Союз Советских Социалистических Республик». Но в 5-ой статье II главы «конституции» почему-то «забывается» о вхождении Абхазии в состав ЗСФСР и СССР «через Грузинскую ССР» и говорится о том, что «Суверенитет ССР Абхазии, в виду добровольного её вхождения в ЗСФСР и Союз ССР, – ограничен лишь в пределах и по предметам указанным в конституциях этих союзов».[56]

Далее в той же статье указывается, что «Граждане ССР Абхазии, сохраняя республиканское гражданство, являются гражданами ЗСФСР и Союза ССР».[57] И, наконец: «СССР Абхазия сохраняет за собой право свободного выхода как из состава ЗСФСР, так и из Союза ССР».[58] Как видим, в этих статьях полностью отсутствует упоминание о Грузинской ССР, частью которой «на основе добровольного союза» стала ССР Абхазия 16 декабря 1921 г. Т.е. получается, что Абхазия в ЗСФСР и СССР вступила через Грузинскую ССР, но почему-то выходит из этих «Союзов» самостоятельно. Совершенно очевидно, что эту, мягко говоря, неувязку, иначе как «юридический ляпсус», не назовешь. Упоминание о Грузинской ССР полностью отсутствовало и в разделе «О совете народных комиссаров», в котором были перечислены руководители отдельных ведомств входящие в совнарком (правительство) Абхазии.

Таким образом, этими статьями конституции абхазские «законодатели» фактически выводили Абхазию из правового поля Грузинской ССР. Однако они на этом не останавливались и в упомянутой выше 4-ой статье I главы прямо заявляли «о… твердой готовности» ССР Абхазии, «войти (явно имеется в виду самостоятельно – З.П.) в состав единой международной Социалистической Советской Республики, как только создадутся условия для ее возникновения».[59] Поражает и 6-ая статья «Конституции», согласно которой «языком государственных учреждений» (т.е. фактически государственным языком – З.П.) «суверенной Абхазии почему-то признавался «язык русский».[60] Это ещё одно доказательство того, как заботились «радетели отечества» о родном абхазском языке, и интересы какого государства, на самом деле, защищали абхазские коммунисты-интернационалисты. После этого разве можно удивляться к тому, как небрежно и даже оскорбительно отзывался всенародный вождь абхазских коммунистов Н. А. Лакоба на VI съезде советов Абхазии (6.II.1931 г.) об абхазском языке. «Какого черта нужно заниматься исследованием абхазского языка, – говорил он, высмеивая по его словам «профессорские упражнения» сотрудников Института Абхазского Языка и Литературы, – когда надо передать на этом языке то, что он не может дать…».[61]

Вышестоящие партийные организации, как Грузии, так и Закавказья, не могли не обратить внимания на «недостатки» Конституции ССР Абхазии. Вскоре, видимо в результате соответствующей «обработки», партийное и советское руководство Абхазии официально признало свой «ошибки» и пообещало привести в надлежащий порядок основной закон ССР Абхазии. В этой связи представляют особый интерес «признания» самого Н. А. Лакоба, который, выступая на VII-ой конференции Абхазской областной организации КП Грузии (26 ноября 1925 г.), прямо говорил, что «Конституцию написали глупейшим образом».[62] Ещё более определённо говорил Н. А. Лакоба на IV съезде компартии Грузии (2 декабря 1925 г.): «Тов. Кахиани (тогдашний партийный руководитель Грузии – З.П.) был прав, когда говорил, что у некоторых ответственных работников бродила мысль о непосредственном вхождении Абхазии в Закфедерацию и т.д. Такая мысль бродила и у меня, и у многих других ответственных товарищей. От этой мысли мы отказались раз и навсегда и не потому, что тов. Кахиани где-нибудь нам пригрозил этой бродячей мыслью… В Абхазии постановка вопроса о том, что она действительно независима и куда-то хочет уйти от Грузии, приведет к тому, что Абхазия, как карточный домик, построенный шаловливой рукой мальчика, распадется».[63]

Говоря о метаморфозе Н. А. Лакоба по конституционному вопросу, нельзя пройти мимо и от его выступления на III-ей сессии верховного законодательного органа Грузии Всегрузинского Центрального Исполнительного Комитета, проходившей, кстати, в столице ССР Абхазии – в г. Сухуми 13 июня 1926 г. «С самого начала образования Советской власти, – говорил Н. А. Лакоба, – кое-кто из не совсем хорошо усвоивших действительное положение вещей и кое-кто из наших противников всё время строят свою тактику по расшатыванию власти Республики Абхазии вот на чём: Абхазия захочет – уйдет от Грузии, захочет – останется с Грузией… Имеет ли это под собой почву? Для того, чтобы на этот счет не было никаких недоразумении, надо со всей решительностью заявить, что Абхазия от Грузии уйти не может, не собирается и этого не хочет. От советской Грузии советская Абхазия никуда не собирается уйти, но вместе с советской Грузией, в составе советской Грузии, Абхазия пойдет, если даже угодно и на тот свет.… Судьба Абхазии с Грузией едина. Сама Абхазия включила себя в состав Грузии. Да здравствует Советская Грузия и ей преданные на все 100%, невзирая на все кривотолки, трудящиеся массы Абхазии!»[64].

Эти выдержки из выступления одного из идейных вождей создания своего рода «крамольной» Конституции ССР Абхазии 1925 г. однозначно свидетельствует об изменении партийно-политической конъюнктуры, которое, возможно, действительно было связано с ослаблением позиции Л. Д. Троцкого и его сподвижников в Абхазии и дальнейшего усиления власти И. В. Сталина в партии и государстве, как это полагает абхазский исследователь С. З. Лакоба.[65] Итоги этой «воспитательной» работы вышестоящих партийных и советских инстанции и, в первую очередь, ЦК Компартии Грузии и Всегрузинского ЦИК-а, были подведены уже 27 октября 1926 года, когда, руководствуясь прямым указанием III-ей сессии Всегрузинского ЦИК-а о необходимости переработки Конституции ССР Абхазии и приведения её в соответствие с Конституцией Грузинской ССР, ЦИК ССР Абхазии на своей III-ей сессии принял новый отредактированный вариант Конституции ССР Абхазии. Окончательное же утверждение этой конституции произошло уже на IV съезде советов Абхазии в марте 1927 г.

Новая редакция конституции принципиально отличалась от предыдущей. Уже в первой главе основного закона было продекларировано, что «Республика Абхазия есть» просто «социалистическое государство рабочих и трудового крестьянства (а не «суверенное», как это отмечалось в Конституции 1925 г. – З.П.), входящее, в силу особого договора в Социалистическую Советскую Республику Грузию и через нее в Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику…» В этой же главе отмечалось, что «Граждане Социалистической Советской Республики Абхазии, сохраняя республиканское гражданство, являются тем самым гражданами Социалистической Советской Республики Грузии», чего не было в предыдущем варианте.[66] Корректировке подверглась и статья о государственном языке. В отличие от «Конституции» 1925 года, по которой государственный статус, как уже отмечалось, был придан только русскому языку, теперь «Языком государственных учреждении социалистической советской республики Абхазии» объявлялись сразу «три языка: абхазский, грузинский, русский».[67] Согласно 16-ой статьи I главы – ССР Грузии была в числе тех субъектов (СССР, ЗСФСР, ССР Абхазии), которые в пределах своей компетенции… «определяемой их конституциями» пользовались правом эксплуатации государственных богатств (земля, леса, воды, недра и т.д.) Абхазии.[68]

Конституция устанавливала уровень и порядок участия населения Абхазии в управлении грузинским государством. «Во Всегрузинском съезде советов, – отмечалось в 18-ой статье главы II Конституции ССР Абхазии, – принимают участие представители съезда Советов Социалистической Советской Республики Абхазии в количестве депутатов по расчету: один депутат на каждые 10 000 населения».[69] А в 19-ой статье той же главы читаем: «Всегрузинский Съезд Советов избирает в состав Всегрузинского Центрального Исполнительного Комитета представителей от Социалистической Советской Республики Абхазии в количестве членов, определяемом Всегрузинским съездом советов».[70] Т.е. в верховном законодательном органе грузинского (а не какого-то «союзного») государства, Абхазия не имела на паритетной основе своей установленной квоты, а определение её представительства было компетенцией исключительно Всегрузинского Съезда Советов.

Согласно 21-ой статье II главы Конституции, Абхазия имела 6 народных комиссариатов: Внутренних дел, Юстиции, Просвещения, Здравоохранения, Земледелия и Социального обеспечения, которые действовали «самостоятельно и независимо от соответственных народных комиссариатов Социалистической Советской Республики Грузии, но взаимно» информировали «друг друга о своей работе».[71] Внешне независимым был и Высший Совет Народного Хозяйства Абхазии, однако этот орган должен был осуществлять «в своей деятельности директивы Высшего Совета Народного Хозяйства Социалистической Советской Республики Грузии».[72] Что же касается ведомств Финансов, Труда и рабоче-крестьянской инспекции, то эти ведомства в Абхазии были представлены лишь уполномоченными соответствующих народных комиссариатов «Социалистической Советской Республики Грузии», которые, «являясь органами подлежащих народных комиссариатов… Грузии непосредственно им подчинёнными», тем не менее, отчитывались также «о своей деятельности перед Центральным Исполнительным Комитетом и Советом Народных Комиссаров Социалистической Советской Республики Абхазии».[73]

По Конституции Абхазия оставалась в общегрузинском государственно-правовом пространстве, о чём прямо указывалось в 22-й статье II главы Основного Закона, согласно которой «кодексы, декреты и постановления, принятые Всегрузинским Центральным Исполнительным Комитетом с распространением их действия на всю территорию Социалистической Советской Республики Грузии, имеют обязательную силу и на территории Социалистической Советской Республики Абхазии».[74] В 24-ой же статье той же главы Конституции ССР Абхазии отмечалось, что: «Всегрузинскому Съезду Советов и Всегрузинскому Центральному Исполнительному Комитету принадлежит право отмены постановлений Съезда Советов, Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Социалистической Советской Республики Абхазии, противоречащих положениям главы II настоящей конституции».[75]

И, наконец, наглядным подтверждением того, что ССР Абхазия не была независимой от Грузии Советской Республикой, является 92-я статья IV главы Конституции ССР Абхазии, в которой отмечалось, что «Государственный бюджет Социалистической Советской Республики Абхазии входит составной частью в общегосударственный бюджет Социалистической Советской Республики Грузии и утверждается Всегрузинским Центральным Исполнительным Комитетом в качестве составной части общегосударственного бюджета Социалистической Советской Республики Грузии».[76]

Таким образом, приведённые нами статьи из Конституции ССР Абхазии, утверждённой на IV съезде Советов Абхазии в марте 1927 года, снимают все подозрения на то, что ССР Абхазии якобы была суверенной советской республикой установившей с Грузией «равноправные федеративные государственно-правовые взаимоотношения», как это считал, в своё время, известный представитель сепаратистский настроенной абхазской интеллигенции С. П. Басария,[77] и как об этом твердят ныне идейные «вожди» сепаратистов. На самом же деле, нет никакого повода усомниться в том, что ССР Абхазии с самого начала (как минимум с 16 декабря 1921 года, когда она на «договорных началах» вошла в состав Грузинской ССР) рассматривалась как составная часть единого грузинского государственного организма.

К концу 20-х годов XX в. стало уже очевидным, как это пишет известный абхазский учённый Б. Е. Сагария, что «происшедшие за десятилетие изменения в политической, хозяйственной и культурной жизни Абхазии, как и Грузии в целом, требовали, в свою очередь пересмотра форм государственных конституционных взаимоотношении между ними».[78] Как отмечалось в составленной СНК Абхазии специальной справке, «договор 16 декабря 1921 года… потерял реальное значение», так как «действительные… взаимоотношения этих республик точно определены в их конституциях». Исходя из этого, СНК Абхазии считал, что «наименование договорной ССР Абхазии не имеет реального содержания».[79] В апреле 1930 г. III сессия ЦИК-а Абхазии на основании доклада Н. А. Лакоба, уже приняла решение об исключении из Конституции ССР Абхазии названия «Договорная республика». А в феврале 1931 г. уже VI съезд Советов Абхазии, одобрив решение III-ей сессии ЦИК-а, внёс соответствующие поправки в Конституции Абхазии. Отныне Абхазия официально стала Автономной Советской Социалистической Республикой в составе Грузинской ССР.

Преобразование ССР Абхазии в Абхазскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в феврале 1931 г. было серьёзным ударом по сепаратистски настроенным силам в Абхазии, которые на протяжении почти десятилетия держали народ под определённым идеологическим прессом. Этот акт воочию показал всю лживость и демагогичность т.н. «ленинской национальной политики», якобы давшей «угнетённому» ранее т.н. «буржуазно-националистическим» правительством демократической Грузии, абхазскому народу свободу и национально-государственную «независимость». На самом деле та, с позволения сказать, «независимость», которая была пожалована абхазскому народу в своего рода знак благодарности за проявленный им «героизм» в борьбе против Грузинской Демократической Республики с самого начала была фикцией и в 1931 г. произошло всего лишь официальное оформление тех отношений, которые реально сложились после 16 декабря 1921 г. – т.е. после подписания т.н. «союзного договора» между ССР Абхазией и ССР Грузией, в результате чего, как известно, Абхазия на «договорных началах» вошла в состав Грузинской ССР.

Вместе с тем, следует особо отметить, что изменение политико-государственного статуса Абхазии не было каким-то сверхъестественным явлением, а вытекало из общей политики КПСС и советского руководства, никак не связанной с этно-национальной принадлежностью вождя, подтверждаются аналогичными фактами, имевшими место в СССР в 20-30-х годах XX столетия. За примерами далеко идти не приходится. Ещё в июле 1920 г. была объявлена такая же «независимая» как Абхазия, Нахичеванская Советская Социалистическая Республика, которая уже в феврале 1923 г. была преобразована в автономный край (позже в автономную республику) в составе Азербайджанской ССР. Более того, в 1918 г. были созданы: Ставропольская, Кубанская, Черноморская социалистические республики, получившие позже всего лишь статус административных областей и краёв в составе РСФСР.

Такова историческая правда о т.н. «независимой» Советской Социалистической Республики Абхазии в 1921-1931 годах.

 

Заключение

 

Итак, исходя из всего вышеизложенного, с уверенностью можно сказать, что т.н. «суверенная» Советская Социалистическая Республика Абхазии в 1921-1931 годах, на самом же деле, на протяжении всего этого периода, официально входила в состав Грузинской ССР и «де-факто» – да практически, и «де-юре» – являлась её автономной единицей. Любые утверждения о том, что ССР Абхазия в это время была «независимым» от Грузии государственным образованием, статус которого она якобы потеряла в 1931 г. в результате козней «всесильного грузина» Сталина и тогдашнего коммунистического руководства Тбилиси – это лишь политические инсинуации идеологов современного абхазского сепаратизма, всемерно стремившихся использовать этот, с позволения сказать, «исторический аргумент» для дальнейшего разжигания антигрузинских настроений среди абхазского населения.

 

 

Примечания:

 


[1] С. Басария. Абхазия в географическом, этнографическом и экономическом отношении. Сухум-Кале, 1923; С. М. Ашхацава. Пути развития абхазской истории. Сухум, 1925.

[2] Постановление собрания представителей абхазского народа в селе Лыхны. – В кн.: Конфликты в Абхазии и Южной Осетии. Документы 1989-2006 гг. Составление и комментарии М. А. Волхонский, В. А. Захаров, Н. Ю. СилаевМ., 2008, с. 85. Интернет-версия: http://www.scribd.com/doc/32891498/. Курсив наш – З.П.

[3] Постановление собрания представителей абхазского народа в селе Лыхны.., с. 86.

[4] Angelika Nußberger. Das Volkerrecht. Geschichte. Institutionen. Perspektiven. Bonn, 2010, с. 45, Курсив наш – З.П.

[5] Эта проблема освещена в наших следующих публикациях: З. Папаскири. Очерки из истории современной Абхазии», ч. II. 1917-1993. Тб. 2007, с. 80-108 (на груз. яз.); З. Папаскири. Абхазия : История без фальсификации. Издание второе, исправленное и дополненное. Тб., 2010, с. 230-251. 

[6] И. В. Сталин. Положение на Кавказе. Закавказье. – Сочинения, т. 4. М., 1947, с. 96;  Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии. – Разыскания по истории Абхазии/Грузия. Тб., 1999, с. 297, курсив наш – З.П.

[7] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 297.

[8] Б. Е. Сагария. Создание и упрочение органов государственной власти. Образование ССР Абхазии. – История Абхазской АССР. Сухуми, 1983, с. 101.

[9] Б. Е. Сагария. Создание и упрочение органов государственной власти.., с. 101.

[10] А. Ментешашвили. Исторические предпосылки современного сепаратизма в Грузии. Тб., 1998, с. 60.

[11] Б. Е. Сагария. Образование и укрепление советской национальной государственности в Абхазии. 1921-1938 гг. Сухуми, 1981, с. 41-42, курсив наш – З.П.

[12] Б. Е. Сагария. Образование и .., с. 28; А. Ментешашвили. Исторические.., с. 59, курсив наш – З.П.

[13] А. Ментешашвили. Исторические предпосылки.., с. 59.

[14] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая область Грузии. Тб., 1997, с. 469.

[15] Б. Е. Сагария. Создание и упрочение.., с. 102, курсив наш – З.П.

[16] Б. Е. Сагария. Создание и упрочение.., с. 102.

[17] А. Ментешашвили. Исторические предпосылки.., с. 64, курсив наш – З.П.

[18] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 302, курсив наш – З.П.

[19] С. З. Лакоба. Ответ историкам из Тбилиси. Документы и факты. Сухуми, 2001, с. 90.

[20] С. З. Лакоба. Ответ историкам из Тбилиси.., с. 88.

[21] С. З. Лакоба. Ответ историкам из Тбилиси.., с. 88.

[22] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 470-471, курсив наш – З.П.

[23] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 471-472, курсив наш – З.П.

[24] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 472, курсив наш – З.П.

[25] В. И. Ленин. Телеграмма Г. К. Орджоникидзе. – ПСС, т. 52. М., 1982, с. 224, курсив наш – З.П. Кстати, вопроса о ткварчельских копиях Ленин касался и в Письме «Товарищам коммунистам Азербайджана, Грузии, Армении, Дагестана, Горской Республики» (См.: В. И. Ленин. ПСС, т. 43. М., 1982, с. 199).

[26] А. Ментешашвили. Исторические предпосылки.., с. 67.

[27] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с.480. курсив наш – З.П.

[28] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с.117.

[29] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с.117.

[30] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 117, курсив наш – З.П.

[31] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с.118.

[32] А. Ментешашвили. Исторические предпосылки.., с. 67, курсив наш – З.П.

[33] А. Ментешашвили. Исторические предпосылки.., с. 67, курсив наш – З.П.

[34] С. З. Лакоба. Очерки политической истории Абхазии. Сухуми, 1990, с. 83-84.

[35] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 303.

[36] А. Ментешашвили. Исторические.., с. 65; Л. Тоидзе. К вопросу о политическом.., с. 299, курсив наш – З.П.

[37] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 481.

[38] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 301.

[39] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 482, курсив наш – З.П.

[40] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 301.

[41] Б. Е. Сагария. Создание и упрочение органов.., с. 106.

[42] Б. Е. Сагария. Абхазия в переходный период от капитализма к социализму. Построение основ социалистического общества (1921-1941). – История Абхазии. Учебное пособие. Гл. ред. С. Лакоба. Сухуми, 1991, с. 332-333; О. Х. Бгажба, С. З. Лакоба.  История Абхазии. С древнейших времён до наших дней. 10-11 классы. Учебник для общеобразовательных учебных учреждений. Сухуми, 2006, с. 342.

[43] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 483-484, курсив наш – З.П.

[44] Б. Е. Сагария. Создание и упрочение органов.., с. 106, курсив наш – З.П.

[45] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 485, курсив наш – З.П.

[46] История Советской Конституции. Сборник документов. 1917-1957. М., 1957, с. 229; Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 489, курсив наш – З.П.

[47] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 303, курсив наш – З.П.

[48] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 304, курсив наш – З.П.

[49] Л. Тоидзе. К вопросу о политическом статусе Абхазии.., с. 303.

[50] А. Э. Куправа. Абхазия в начале восстановительного периода. Первые мероприятия Советской власти.  – История Абхазской АССР. Сухуми, 1983, с. 92-93.

[51] А. Э. Куправа. Абхазия в начале восстановительного периода.., с. 93.

[52] А. Э. Куправа. Борьба с трудностями в восстановлении и развитии народного хозяйства. – История Абхазской АССР. Сухуми, 1983, с. 121, курсив наш – З.П.

[53] А. Э. Куправа. Борьба с трудностями в восстановлении и развитии.., с. 121.

[54] Б. Е. Сагария. Принятие Конституции ССР Абхазии. – История Абхазской АССР. Сухуми, 1983, с. 193.

[55] С. З. Лакоба. Ответ историкам из Тбилиси.., с. 93.

[56] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 490, курсив наш – З.П.

[57] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 490.

[58] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 490.

[59] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 490.

[60] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 490.

[61] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 503.

[62] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 491, курсив наш – З.П.

[63] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 491, курсив наш – З.П.

[64] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 494-495, курсив наш – З.П.

[65] С. З. Лакоба. Ответ историкам из Тбилиси.., с. 93-94.

[66] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 497, курсив наш – З.П.

[67] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 497.

[68] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 498.

[69] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 498.

[70] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 498, курсив наш – З.П.

[71] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 499.

[72] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 499.

[73] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 499.

[74] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 500.

[75] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 500, курсив наш – З.П.

[76] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 502, курсив наш – З.П.

[77] Дж. Гамахария, Б. Гогия. Абхазия – историческая.., с. 125.

[78] Б. Е. Сагария. Преобразование договорной ССР Абхазия в автономную республику. – История Абхазской АССР. Сухуми, 1983, с. 249.

[79] Б. Е. Сагария. Преобразование договорной ССР Абхазия.., с. 250.

 

       

One Response to “• Папаскири- Статус Абхазии в 1921-1931”

  1. николай said

    Тот еще фашист, этот папаскири зураб..

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: