IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Папаскири- «АБХАЗСКОЕ» ЦАРСТВО

♥აფხაზეთი-Abkhazia

 

Зураб Папаскири

доктор исторических наук,

профессор Сухумского государственного уни­верситета (Тбилиси/Грузия),

Председатель Абхазской организации Грузинского Исторического Общества

им. Эквтимэ Такаишвили,

Лауреат государственной премии им. Гиоргия Шарвашидзе

 

 

«АБХАЗСКОЕ» ЦАРСТВО – ЗАПАДНОГРУЗИНСКОЕ ГОСУДАРСТВО,

ПРАВОПРЕЕМНИК  КОЛХИДСКОГО И ЛАЗСКОГО ЦАРСТВ

 

 

III глава из книги: Зураб Папаскири.

Абхазия: История без фальсификации.

Второе издание, исправленное и дополненное.

Издательство Сухумского Государственного

Университета. Тб., 2010, с. 26-51.

Сепаратистский взгляд на «Абхазское» царство и его использование в политических целях. История «Абхазского» царства, также как и других грузинских политических обра­зо­ваний, возникших на рубеже VIII-IXвв., фундаментально изучена в историографии. В трудах И. А. Джавахишвили, С. Н. Джанашиа, Н. А. Бердзе­нишвили, З. В. Анчабадзе, Г. А. Меликишвили, М. Д. Лордкипанидзе, Д. Л. Мусхелишвили, Н. Ю. Ломоури, Г. В. Цулая, и других учёных капитально исследованы все кардинальные вопросы, связанные с истори­ей «Абхазского» царства, и убедительно показаны роль и место этого государс­твен­ного образования в общегрузинском политическом пространстве в процессе форми­ро­вания единого грузинского государства.

Практически все исследователи, в том числе и крупнейшие зарубежные учёные, однозначно признают «Абхазское» царство как грузинское национально-государственное объединение. Наглядным свидетельством сказанного являются хотя бы комментарии известного русского востоковеда В. Ф. Минорского, помещённые в его капитальном труде об истории Ширвана и Дербенда. Так, давая разъяснение древнейшему грузинскому городу Мцхета, учёный отмечал, что «Мцхет (лежащий на запад от Тифлиса) мог принадлежать скорее юго-западным Багратидам, чем так называемой «Абхазской» династии западных грузин».[1]

В. Ф. Минорский не случайно помещает название династии в кавычки и совершенно недвусмысленно даёт понять, какой этнополитический мир представляла так называемая «Абхазская» династия. Аналогично поступает учёный и в других местах своего иссле­до­вания. Так, например, касаясь вопроса о политико-государствен­ной конфигу­рации Грузии IX-X веков, он пишет: «Помимо Квириканской династии Кахетии, существовали основная династия Багратидов в центральной и южной части Грузии и так называемая Абхазская династия в Западной Грузии». И это притом, что автор прекрасно осведомлён о собственно абхазах, «небольшом народе», живущем «в настоящее время… на восточном побережье Черного моря (около Сухуми)».[2]

В другом месте также отмечено, «что в первой половине X в. Картлия была при­соединена правителями так называемой «Абхазской» династии».[3] Наряду с т.н. «Абхазской» династией, в названном труде В. Ф. Минорского в кавычках помещены также слова: «Абхазия», «Абхазский» и т.д. Например, комментируя сообщение арабского автора X в. Масуди, учёный пишет, что «Мас’уди проводит различие между истоками Куры, которые он помещает в стране Джурзан в царстве Джурджина, и ее последующим течением через «Абхазские» владения (выше Тифлиса)».[4] В другом месте В. Ф. Минорский, обращая внимание на то, что Багратиды считали себя потомками пророка Давида, разъясняет: «Эти цари Грузии (Джурз) назывались «абхазскими» царями ввиду их связей с правящим домом Абхазии».[5]

Рассказывая о деятельности кахетинского царя Ахсартана, учё­ный отмечает, что «он… находился в плохих отношениях с царём За­падной Грузии (Абхазии, как ее называли мусульмане, имея в виду происхождение её династии). Современным правителем «Абхазии» (читай Грузии – З.П.) был энергичный Баграт (1027-72гг.), сын Георгия I (1014-27)».[6] И, наконец, комментируя сообщение Масуда бен Намдара о том, что ширваншах Фарибурз якобы «покорил абхазцев», уточняет, что под этими абхазцами следует подразумевать грузин.[7]

Современные российские историки, профессионально занимающиеся Восточной Европой и особенно Кавказом, также признают грузинский национально-государствен­ный облик «Абхазского» царства. В этом отношении, прежде всего, заслуживает внимания высказывание видного русского востоковеда, крупнейшего знатока истории стран Закавказья, члена-корреспондента АН СССР, проф. А. П. Новосельцева[8] о том, что возникшее в VIIIв. Абхазское царство, «первоначально» охватившее «территории, преимущественно населенные абхазами, …в IX в. (после переноса центра «в Западную Грузию») стало, по сути дела, западногрузинским государством, игравшим важную роль в истории Грузии»[9] (курсив наш – З.П.).

Почти аналогично высказывается и другой выдающийся русский историк Л. Н. Гумилёв, который пишет: «Эристав Абхазии с помощью хазар добился независимости от империи. Его преемники стали претендовать и на западную Грузию, постепенно её подчинив. Это случилось позже, в IX-Х вв., а возникшее первоначально Абхазское государство, распространив свою власть на этнически кар­твельские земли, куда затем был перенесен и центр государства (в Кутаиси), постепенно превратилось в грузинское политическое объединение».[10]

Не меньший интерес представляет и видение ещё одного известного исследователя Кавказа В. А. Кузнецова, который, отмечая факт создания в конце VIIIв. «Абхазского» царства объединившего «всю Западную Грузию со столицей в Кутаиси», считает нужным подчеркнуть, что «общим языком для всех народов Абхазского царства становится грузинский язык».[11] Ещё более определённо высказывается другой известный кавказовед С. А. Арутюнов: «Абхазия была населена всегда абхазами, но всегда и грузинами. Т.е. иногда было грузин там больше, иногда меньше, но никогда не было так, чтобы на территории Абхазии жили только абхазы или только грузины. Такого не бывало. Эти народы жили совместно в течение двух тысячелетий, как минимум. …В грузинской истории абхазы выступили так, как, может быть, русы-варяги выступили в России. И Абхазское царство стало собирателем грузинских земель…».[12]

Несмотря на всё это, сепаратистски настроенные абхазские историки и их московс­кие покровители (в основном политики, правильнее сказать – политиканы, типа К. Затулина и ему подобным) всемерно пытаются убедить общественность в обратном. В различных публикациях постоянно идёт политическая спекуляция названием царства и несведущим читателям внушается мысль о том, что «Абхазское» царство якобы являлось сугубо абхазским (в современном понимании) этнополитическим образованием.

Впервые об «Абхазском» царстве как о собственно абхазо-ап­суй­ском государстве заговорили представители абхазской «народной» интеллигенции, вышедшие на арену после Февральской революции 1917г. Едва ли не первым из них был известный абхазский деятель, один из лидеров сепаратистского движения 1917-1937гг. Ми­хаил Тарнава, опубликовавший в 1917г. опус об истории абхазс­кой «национальной» церкви – своего рода «научное» обоснование соз­да­ния самостоятельной (от грузинской православной церкви) абхазс­кой церковной организации.[13] В данной книжке, автор «Абхазское» царство фактически объявил государством предков современных аб­ха­зов. По его утверждению, «могущество и расцвет Абхазии (читай «Абхазского» царства – З.П.) приходят в упадок с прекращением царствования её самостоятельных правителей» (имеется в виду вступ­ление на «Абхазский» царский престол в Кутаиси Баграта Багратиони, он же Баграт III – первый царь объединённой Грузии – З.П.), после чего якобы «судьба Абхазии сливается с судьбой Грузии».[14]

Эта тенденция получила дальнейшее развитие в публикациях других видных представителей абхазского сепаратистского движения 20-30-х годов XXв. Среди них особенно «прославился» С. М. Аш­хацава,[15] чьи фантастические измышления лишены всякого здра­вого смысла. Так, например, С. М. Ашхацава всерьёз заявляет о том, что «Абхазское» царство – абхазское национальное государство про­существовало аж до конца XVв., когда оно распалось «на три царства: Кахетинское, Карталинское и Имеретинское и на пять княжеств: Самцхе-Саатабаго, Гурию, Мингрелию, Сванетию и Абхазию»,[16] и что «распадение Абхазского царства в XVв. повело к прекращению чеканки национальной (читай – абхазо-апсуйской – З.П.) монеты».[17] XVI-XVIIвв. же, по мнению автора, «являются эпохой на­и­большего падения… бывшего Абхазского государства».[18]

Под стать С. М. Ашхацава и ему подобным были и некоторые русские историки, писавшие в то время об Абхазии. Прежде всего, это известный своим антигрузинским видением истории Абхазии К. Кудрявцев, который, явно пытаясь представить «Абхазское» царство VIII-Xвв. абхазским национальным государственным образованием, без всякой аргументации утверждал, что «с момента свержения Тевдосе II Слепого на престол Абхазии… вступает новая, не национальная, чуждая ей династия».[19]

Другой русский историк А. В. Фадеев, долгое время живший и творивший в Сухуми, хотя и не говорил открыто об абхазском «национальном» периоде «Абхазского» царства, однако, объединённое Грузинское царство Баграта III называл «союзным (т.е. абхазо-грузинским – З.П.) государством», а царя Баграта – «союзным государем», из чего явно следует вывод, что царство «Леонидов» было государственным образованием одних этнических абхазов.[20] Примерно того же взгляда придерживался и основоположник абхазской национальной литературы Д. И. Гулиа, создавший в 20-х годах XXв. обстоятельный труд об истории Абхазии,[21] хотя позже Д. И. Гулиа пересмотрел свою точку зрения по вопросу национально-государ­ственного облика «Абхазского» царства и однозначно признал его западно-грузинским государственным образованием.[22]

В этой связи, нельзя не отметить, что наряду с вышеназванными, явно тенденциозно настроенными авторами (позже к ним присоединился Ю. Н. Воронов), которые «Абхазское» царство эпохи «Леонидов» считают не грузинским, а абхазским (в современном этническом понимании) политическим объединением, воцарение Баграта III-го в Кутаиси воспринимается как фактический конец существования «Абхазского» царства и в трудах такого компетентного и беспристрастного учёного, каким был З. В. Анчабадзе.[23] К такому же выводу приходит и Ш. Д. Инал-ипа.[24]

В дальнейшем, в научных кругах, в том числе и среди абхазских историков, вроде бы не оспаривалось грузинское содержание «Абхазского» царства, что было главным образом заслугой выдающегося абхазского учёного, члена-корреспондента АН Грузии, проф. З. В. Анчабадзе,[25] однозначно признававшим «Абхазское» царство западно-грузинским государственным образованием.[26] В этом плане, особо следует выделить вывод учёного: «культурная и церковная политика Абхазского царства, также как его социальная и государственная политика, диктовалась общегрузинскими интересами».[27]

Несмотря на это, в Абхазии, изредка всё же появлялись работы, в которых «Абхазское» царство VIII-Xвв. выставлялось как абхазское национальное государственное образование. В 60-х годах XXв. в этом направлении особенно преуспел Р. А. Хонелия.[28] Данный взгляд отчасти проскальзывается и в труде известного абхазского учёного, этнографа и историка, проф. Ш. Д. Инал-ипа. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что он допускает существование собственно абхазского национального периода лишь до перенесения Леоном II-м столицы созданного им государства в Кутаиси, после чего, по словам учёного, «Абхазское» царство уже «превратилось по существу в грузинское государство по своей основной территории, составу преобладающего населения… и осуществлявшейся… общегрузинской политики».[29]

Точка зрения о неоспоримости абхазского национально-госу­дар­ственного облика «Абхазского» царства широко пропагандирова­лась в публикациях т.н. «друзей абхазского народа» из имперски настроенных кругов российской интеллигенции. Среди них «пальма первенства», безусловно, принадлежит идейному вождю русского фашизма Вадиму Кожинову, который серьёзно утверждал, что церковное богослужение и государственное делопроизводство в «Абхазском» царстве велось исключительно на абхазском языке с применением абхазской письменности Г. Турчанинова.[30] Из «открытий» последнего времени всезнающего В. В. Кожинова (ныне покойного), следует особо выделить также его утверждение о том, что «до 1931 года Абхазия никогда не была частью Грузии. Никог­да, за всю свою тысячелетнюю историю. Зато были времена, когда часть Грузии входила в Абхазское царство».[31]

Примерно со II половины 80-х годов XXв., особенно после начала очередной эскалации сепаратистского движения в 1988г., абхаз­ские учёные более агрессивно стали отстаивать точку зрения об абхазо-апсуйской национально-государственной принадлежности «Аб­­хазского» царства. Это особенно наглядно было продемонстрировано в монографии известного абхазского археолога и историка М. М. Гунба,[32] а также, в публикациях увлекающегося вопросами истории Абхазии филолога А. Л. Папаскири.[33]

В это время настоящую антигрузинскую историографическую кампанию развернул ещё один одиозный деятель сепаратистского движения, археолог Ю. Н. Воронов, чьи труды в данном направлении привлекли внимание ещё в 70-х годах XXв.[34] Однако, если тогда он всё ещё не осмеливался придать своим инсинуациям открытую политическую направленность и, внешне, вроде бы, не выходил за рамки академической науки, то с начала 90-х годов в его «творчестве» полностью стерлась грань между наукой и политикой, и он целиком встал на службу абхазского национал-сепаратизма. Наиболее ярко это проявилось в его грязной рецензии на книгу акад. М. Д. Лордкипанидзе «Абхазы и Абхазия» (Тб., 1990), помещённой в газете «Абхазия»[35] (на этот пасквиль Ю. Н. Воронова достойно ответила акад. М. Д. Лордкипанидзе.[36] В своё время автор этих строк также оперативно откликнулся на эту публикацию зарвавшегося радетеля абхазской истории и по возможности дал отпор его нападкам на грузинскую историографию[37]), а также в т.н. «экспресс-очерке» «Аб­хазы. – Кто они?», опубликованного уже после начала военного противостояния в Абхазии.[38] В этих публикациях, наряду с другими вопросами исторического прошлого Грузии-Абхазии, весьма тенденциозно освещена история «Абхазского» царства и, главное, допущены грубейшие фактологические оплошности. В этом плане, чего стоит констатация поистине ошеломляющего факта же­нитьбы первого царя объединённой Грузии – Баграта III-го, «представителя рода южногрузинских Багратидов», на собственной матери – Гурандухт, «наследнице абхазского престола».[39]

«Достижения» сепаратистской историографии по изучению на­ционально-государ­ственного облика «Абхазского» царства даны в т.н. «учебном пособии» по истории Абхазии, изданном в Сухуми в 1991г.[40] Несмотря на то, что автор раздела об «Абхазском» царстве – Ю. Н. Воронов всемерно попытался, во что бы то ни стало, скрыть грузинское содержание «Абхазского» царства, поневоле ему, всё же, пришлось признать общность исторических судеб грузинского и абхазского народов и их нахождение в едином политико-государст­вен­ном пространстве. Более того, в отдельных случаях, при освещении событий, происходящих на территории современной Абхазии в VIIIв., он даже не ушёл от показа главенствующей роли грузинских лидеров. Наглядным свидетельством сказанного могут служить ком­мен­тарии Ю. Н. Воронова, данные им сообщению грузинской летописи («Жизнь Вахтанга Горгасала»), согласно которому, во главе объеди­нённого абхазо-карт­лийского войска, сражавшегося против извес­т­но­го арабского полководца Мервана ибн-Мухаммада (он же Мурван «Кру»), у стен Анакопии (резиденции «эристава Абхазии» Леона I-го), почему-то стояли картлийские цари Мир и Арчил.[41] В другом месте, Ю. Н. Воронов, подчёркивая роль Византийской империи в укреплении позиций Леона I в западной Грузии, отмечает, что этому способствовала «передача ему (Леону I – З.П.) знаков цар­с­ко­го достоинства, принадлежавших картлийскому царю Миру».[42]

Однако всё это не помешало Ю. Н. Воронову утверждать, что «действия Леона II», которые «обычно рассматриваются в качестве проявления некоей его «общегрузинской» политики», на самом деле, были направлены на расширение собственного владения «в рамках стремлений, характерных для каждого феодального деспота». «Вместе с тем, – вынужден признать Ю. Н. Воронов, – беспрерывно продолжавшаяся» борьба и соперничество «с соседними царствами и княжествами, особенно за владение Картлией. Объективно …со временем привела к объединению всех картоязычных (грузинских) племен, и Абхазское царство сыграло в этом процессе основную позитивную роль».[43]

Чуть ниже также отмечено, что «…к концу Х века восточная политика Абхазского царства, объективно ведущая к объединению значительной части западного и центрального Закавказья (почему не Грузии? – З.П.), завершилась созданием нового государства – «царства абхазов и картвелов», позднее известного как объединенное грузинское царство».[44] «События 975-978 гг., – пишет далее Ю. Н. Воронов, – следует расценивать, с одной стороны, как удачу в деле захвата соседних территорий и укрепления Абхазского царства, а с другой – как первые шаги к образованию качественно нового феодального государства, позже ставшего известным как «Грузинское».[45]

Однако, явно чувствуя себя несколько растерянным излишней констатацией того, что «Абхазское» царство всё же трансформировалось (пусть даже с конца Хв.) в грузинское государство, Ю. Н. Воронов всячески старается сгладить это следующим заявлением: «Абхазские цари, расширяя то силой, то с помощью политических интриг границы своих владений, заботились, прежде всего, о своем личном благе и могуществе. Их ещё не волновали вопросы национального (в современном смысле слова) приоритета, а соответствующие моменты (язык официальных документов, цер­ко­в­ная соподчинённость, архитектурные школы и т.д.) – как проя­в­ления реальной жизни, обращенной больше в настоящее, зависели от конкретной ситуации».[46]

Т.е. получается, что абсолютно чётко вычерченная грузинская политика Леона II-го и его преемников в сфере государственного строительства, церковной политики, и т.д. (невольно признанная самым Ю. Н. Вороновым) являлась не «национальным приоритетом», а всего лишь «проявлением реальной жизни». И это в то время, когда, в других случаях, оказывается, развитие «в рамках византийской культурно-политической системы», почему-то, имело решающее значение не только для Абасгии и Апсилии, но и для «Абхазского» царства. «Не будь, в VIII-Хвв. политически независимого, но христианского, и в этом уже византизирующего (?!) Абхазского царства, – пишет автор учебного пособия, – не сложилось бы в ХI-ХII веках тяготевшего к тому же христианскому миру культурно-ис­торического единства, ныне называемого общегрузинским».[47]

Если культурно-политическое влияние Византии на Абазгию и Апсилию было совершенно очевидным, то «Абхазское» царство уж никак нельзя рассматривать как «византизирующее» государство. Стратегическим направлением внешнеполитической деятельности царей «абхазов», наряду с обретением политической независимости, как раз и было освобождение от культурно-идеологической зависимости Византийской империи, что, конечно, не исключало установления, время от времени, равноправных, партнёрских отношений между Кутаиси и Константинополем.[48]

Несколько осторожная позиция Ю. Н. Воронова (Как ни стран­но, эта позиция сохранена в официальном взгляде нынешнего политического руководства непризнанной республики)[49] в определении на­ционально-государственного облика «Абхазского» царства, вряд ли могла умерить возросшие (после объявления «государствен­ной независимости» Абхазии) амбиции сепаратистов. Их уже не удовлетворяло объявление царства «Леонидов» сугубо абхазским национально-государственным объединением и на этот раз, они, ни больше, ни меньше, замахнулись на единое грузинское государство ХI-ХIIв. Если Ю. Н. Воронов, в вышеотмеченном учебном пособии, для обозначения единого грузинского государства ХI – I пол. ХIIIв. использовал формулировку «царство абхазов и картвелов»,[50] явно намекая на особую роль апсуа-абхазов (правда, признавая при этом данное государство грузинским), то в некоторых публикациях, совершенно бесцеремонно, говорится о том, что «Абхазское» царство (по мнению этих авторов, национальное государство апсуа-абхазов) просуществовало вплоть до 1259г. (Кстати, эту дату называл и Ю. Н. Воронов, который писал, что «царство абхазов и картвелов» уш­ло с исторической арены» после воцарения (в 1259г.) в западной Гру­зии Давида-Нарина).[51]

В частности, данный взгляд обосновывается в ряде публикаций, появившихся в последнее время. Прежде всего, это статьи в некоторых русских энциклопедических и справочных изданиях, подготовленные явно с подачи сепаратистски настроенных абхазских историков.[52] Мысль о существовании «Абхазского» царства до середины ХIIIв. развивается также в статьях С. М. Шамба, который, считая созданное Леоном II-м Царство «Абхазов» сугубо абхазским национальным государственным образованием, явно даёт намёк на то, что «в Абхазском царстве в VIII-XIIIвв.» преобладало абхазское население.[53] Но наиболее настойчиво на существовании «Абхазского» царства – абхазского «национального государства» – вплоть до 1259г., настаивает Е. К. Аджинджал.[54]

Рассказывая о переносе Леоном II-м столицы вновь созданного государства из Анакопии (нынешний Новый Афон) в Кутаиси (в центр западной Грузии), С. М. Шамба вообще несёт полную чушь, когда пишет, что Леон новой столице «дал… абхазское название Кутышь, которое в абхазском языке употребляется и сегодня (означает «куриная гора»)». При этом С. М. Шамба ссылается на античную традицию, которой якобы было «известно изобилие этих мест фазанами».[55] Можно подумать, что до этого у Кутаиси было другое название, не говоря уж о том, что именно Кутаиси был стольным городом перебравшихся в западную Грузию эрисмтаваров Картли, наследниками которых как раз и считали себя Леон II и его преемники.

Однако инсинуации С. М. Шамба на этом не заканчиваются. Рассказывая о том, как «в 978 году корона абхазских царей по материнской линии перешла» царевичу Баграту, один из руководителей нынешней Абхазии (т.н. «министр иностранных дел» правительства непризнанной республики, кстати, облачённый в мантию доктора исторических наук) называет его отпрыском «южно-грузинской ветви армянского царского рода Багратуни»[56] (Видимо, за подобного рода выходки присвоили С. М. Шамба учёную степень доктора наук не где-нибудь, а в Ереване). Вместе с тем, следует отметить, что в другой публикации С. М. Шамба вынужден признать, что «Аб­хаз­ское» царство – «могущественное по тем временам государство», которого создал «абхазский народ, …в ХI веке …в результате династических браков трансформировалось в Грузинское царство, просуществовавшее до XIII века».[57]

По утверждению ещё одного представителя рода Шамба, родного брата нынешнего «премьер-министра» сепаратистской Абхазии, Т. М. Шамба (В своё время партийный босс Академии общественных наук при ЦК КПСС, доктор юридических наук ), абхазское «государство (имеется в виду Царство «Абхазов»З.П.) абхазы создали самостоятельно на своей исконной земле и на протяжении двух веков абхазское государство было сильнейшим среди соседей». Что же касается Царства «Абхазов» и «Картвелов», то её «название… «Аб­хазо-Картвельское царство», – по мнению Т. М. Шамба и его идейных соратников из корпуса русских шовинистов, которых на этот раз представляет (в качестве соавтора «первого абхазского юриста») некий А. Ю. Непрошин, до этого никому не известный этнополитолог, кандидат наук, – было фактически условным, поскольку при­шедший на его правление Баграт III был не картвел, а представитель армянского (а еще ранее персидского) рода из Тао-Клар­джети, мать которого была абхазка, т.е. не имел ничего общего с племенем картвелов».[58]

В другой публикации Т. М. Шамба, вместе со своим неразлучным соавтором, идёт ещё дальше. «В истории региона, – пишут они, – подтверждено существование Абхазского царства в период между VIII-Xвв. и Абхазско-Картвельского царства до начала XIIIв. Абхазия представляет эти сведения как претензию на собственный суверенитет, но Грузия это же самое царство характеризует как… Грузинское государство (?), в котором преобладают грузинский язык и культура».[59] Однако, «главная неприменимость такого подхода», – по мнению авторов, – …заключается в том, что «в возраже­ни­ях Грузии имеют место только голословные заявления без при­влечения юридически достоверных документов… подтверж­да­ющих действительные факты»,[60] в то время как абхазскую версию, оказывается, подтверждают «Диван Абхазских царей».., «Картлис Цховреба», труд средневековых историков Абхазского царства».[61] Вместе с тем, как заявляют новоявленные «гении» исторической науки, «Абхазия никогда не считала себя Грузией, скорее княжества Закавказья, в том числе Картли и Кахетия, должны считаться принадлежащими территориально и административно Абхазии».[62]

Как видим, «Диван Абхазских царей» и «Картлис Цховреба» на­­шими «корифеями» фактически объявлены письменными памятниками «Абхазского» царства (читай абхазского национального государства), Картли и Кахети же – княжествами Закавказья, а не грузинскими политическими образованиями. Более того, по их «гениальной» догадке, «домыслы о существовании Грузии на протяжении 26 веков не имеют ничего общего с исторической действительностью… До мая 1918г. государство «Грузия», как и ее территория, не существовало! Только с объединением нескольких отдельных независимых княжеств, располагавшихся на территории Закавказья, из которых ни одно не носило самоназвание «Грузия», в единое государство и присвоением этому объединению указанного наименования юридически правомерно возникновение такой страны, с этого момента – и не ранее!».[63] И это в то время как собственно «Абхазия… в VIII-ХIвв. и позже, до XVIIIв., была государством независимым», которое (с VIII по XIIIв.) «охватывало практически все Центральное и Западное Закавказье, включая в себя все государственные образования, находившиеся на этой территории. Ссылки грузинских политиков на то, что все эти территории в XI-XIIIвв. принадлежали Грузии, – полная бессмыслица, поскольку такого государства до 26 мая 1918г. не было».[64]

Из вышеприведённых выдержек «шедевров» историко-право­вой мысли любой несведущий читатель может прийти только к одному, поистине сенсационному, выводу: и государство Давида Стро­ителя и царицы Тамар, и знаменитый свод древних грузинских летописей «Картлис Цховреба» (а почему не бессмертная поэма великого Шота Руставели: «Витязь в тигровой шкуре»?!) историческое достояние одного только абхазского народа (кстати, не имевшего своей письменности вплоть до конца XIXв.), а не грузин. Вот какой теоретической «мудростью» подкармливают сепаратистов юрист Т. М. Шамба и его собрат А. Непрошин – идейные наследники С. Ашхацава и В. Кожинова. Конечно, совершенно бессмысленно комментировать эти бредовые умозаключения абсолютно далёких от исторической науки «экспертов». Остаётся только сожалеть, что подобного рода «открытия» порой проскальзываются и в публикациях историков-профессионалов. Так, например, вышеупомянутый известный абхазский историк и археолог М. М. Гунба созданное «абхазами (абазгами)» «Абхазское» царство называет не иначе. как общекавказское государство, которое существовало в Х-ХVвв.[65]

Точка зрения о том, что не только Царство «Абхазов» VIII-Хвв., но и государство Баграта III-го и его преемников («до нашествия монголов») оставалось абхазским политическим образованием, в последнее время активно отстаивается ещё одним дилетантом в области исторической науки, филологом А. Л. Папаскири[66] (кстати, всю абсурдность его дилетантских «упражнений» в области абхазо-русских взаимоотношений показал, на состоявшихся в Сухуми, в Абхазском государственном университете, в начале 1984г. «слушаниях» доклада А. Л. Папаскири, не кто иной, как крупнейший абхазский историк З. В. Анчабадзе). Эта мысль проскальзывается и в целом неплохой диссертации И. Ш. Агрба.[67] По мнению Г. Гумба, Царство «Абхазов» VIII-Хвв. сугубо абхазское национальное государство, в то время как объединённое Грузинское царство ХI-ХVвв. оказывается совсем не Грузия, а всего лишь «федеративное государство закавказских народов».[68]

В 2006г., как уже отмечалось, в Сухуми был опубликован т.н. «учебник» истории Абхазии «для общеобразовательных учебных учреждений».[69] В нём (автором интересующих нас разделов является друг и соратник Ю. Н. Воронова, известный археолог О. Х. Бгажба) практически сохранено вороновское осмысление событий VIII-Хвв. и последующего периода, хотя в некоторых местах оно отредактировано в духе современной политической конъюнктуры. Это, прежде всего, относится к освещению событий периода вторжения Мервана ибн-Мухамадда в западную Грузию. Автор нового «учебника», рассказывая о перипетиях Анакопийского сражения (в отличие от Ю. Н. Воронова) умалчивает о главенствующей роли картлийских эрисмтаваров Мира и Арчила.[70]

Таков, в целом, абхазский (читай сепаратистский) взгляд на национально-государ­ственный облик царства «Абхазов». Как видим, вышеназванные авторы стараются во что бы то ни стало убедить весь мир в том, что созданное в конце VIIIв. Леоном II-м царство «Абхазов», как минимум на протяжении двух столетий (до принятия Багратом III-им титула царя «картвелов»), являлось сугубо абхазским национальным государством. Конечно, можно было привести ещё немало других публикаций (выходящих как в Абхазии, так и за её пределами), в которых тиражируется данная точка зрения, однако, думаем, мы и так чрезмерное внимание уделили этой макулатуре и не считаем больше нужным о них распространяться.

Что можно сказать обо всём этом? Мы, конечно, далеки от мысли, что данной публикацией можно всё расставить по своим местам и дать исчерпывающий ответ по всем «спорным» вопросам, связанным с определением национально-государственного облика «Аб­хаз­ского» царства. Несмотря на это, всё же попытаемся очередной раз (впервые эти вопросы мы затронули в газетных статьях в 2002г.,[71] а затем и в книгах,[72] недавно же, представленный здесь раздел об «Абхазском» царстве был опубликован отдельной статьей[73]) разобраться в том, почему всё-таки политическое объединение, носящее название Царства «Абхазов», не может считаться национальным государством апсуа-абхазов, а является исключительно грузинским национальным государственным образованием. Но, сперва о времени и условиях создания этого государства.

Политическая ситуация в Грузии накануне образования «Абхазского» царства. На протяжении VIII-IXвв. произошли существенные изменения в государственном и политическом устройстве Грузии. На развалинах древнейших грузинских государств – Колхиды, Лазики-Эгриси и Иберии-Картли возникли отдельные царства-княжества: Кахети, Эрети, Тао-Кларджети, Царство «Абхазов» и Тби­лисский эмират. Эти изменения, в основном, были обусловлены факторами внешнеполитического характера, в частности, арабо-визан­тий­­ским военным противостоянием в Закавказье. Своего апогея это противостояние достигло в 30-х годах VIIIв., когда вся Грузия, как восточная, так и западная, стала ареной опустошительного похода грозного арабского полководца Мервана ибн-Мухаммада (Мурвана «Кру»).

Грузинские письменные памятники: хроника Джуаншера Джуаншериани, «Мученичество Давида и Константина» – сохранили довольно подробное описание похода Мурвана «Кру» в западную Грузию. Несмотря на то, что об этой военной кампании ничего не известно арабским авторам, кстати, хорошо осведомлённым о действиях Мервана ибн-Мухаммада на Кавказе, большинство учёных (в том числе и буквально все абхазские исследователи) не сомневается в достоверности сведений грузинских источников и считает вполне реальным пребывание этого арабского полководца в западной Грузии. Во время этого похода, Мурван «Кру», завоевав центральные области Эгриси, переправился через р. Келасури, которая в ту пору, по словам грузинского летописца, была границей между Грузией „საქართველოსა“) и Византией „საბერძნეთს“), сокрушил город Апшилети Цхуми и обступил Анакопию, резиденцию «эристава Абхазии» Леона, у которого нашли убежище преследуемые арабским полководцем сыновья эрисмтавара Картли Степаноза – Мир и Арчил. У стен Анакопийской крепости произошло героическое сражение, в котором совместное картлийско-абхазское войско – всего 3 тыс. воинов (из них абхазов 2 тыс., картлийцев – 1 тыс.) одолело 35-тысячное войско арабов, которые были вынуждены отступить, а затем вовсе покинуть западную Грузию.[74]

Рассказывая об этих событиях, нельзя не обратить внимание и на то обстоятельство, что в Анакопийской эпопее объединённым вой­ском командовали Мир и Арчил, а «эристава Абхазии» Леона вообще не было в крепости. Он, как указывает Джуаншер Джуаншериани, находился в местечке Собгиси у границы с Овсетией,[75] где, по-видимому, охранял рубежи своего владения от возможного нападения овсов-осетин (кстати, нам представляется надуманной попытка некоторых исследователей, объяснить нахождение Леона в Собгиси его стремлением установить союзнические отношения с аланами, дабы они оказали ему военную помощь[76]).

С походом Мурвана «Кру» в западную Грузию и его результатами связывает древнегрузинская историческая традиция определённые изменения в политической и государственной структуре страны. В частности, происходит официальное признание Византий­ской империей представителей правящего дома Картли Мира и Арчила в качестве общегрузинских лидеров – «царей» Картли-Эгриси, «Эриставу Абхазии» Леону же византийский император пожаловал наследственные права на Абхазию.[77]

Одновременно произошло сближение «эристава кесаря» Леона с домом Мира и Арчила, завершившееся династическим браком. Взяв в жёны одну из дочерей Мира,[78] Леон тем самым стал полноправным членом правящего дома Картли-Эгриси. Правитель Абхазии пошёл еще дальше, он отказался от предложенных Арчилом (ставшим после смерти старшего брата Мира единственным властителем Картли-Эгриси) территориальных приобретений и объявил себя вассалом картлийского эрисмтавара, а свое владение частью государства «царя» Арчила. Взамен абхазский владетель получил весь­ма значительную, в политическом плане, компенсацию – ему была пе­редана царская корона, присланная византийским императором его тестю Миру.[79] Этим самым руководитель Абхазии сразу же стал ведущей политической фигурой в общегрузинском масштабе, фактически вторым (после «царя» Арчила) лицом в государстве и положил начало качественно новому этапу своей политической карьеры.

Таким образом, в 30-х годах VIIIв. в Грузии создалась совершенно новая политико-государственная конъюнктура. Вся восточная и западная Грузия, включая и территорию, расположенную севернее реки Келасури, т.е. Абхазию того времени, юридически была оформлена в единое государство, во главе которого стоял дом Картлийского эрисмтавара Арчила. В этой связи, нам кажется явно не случайным тот факт, что термин „საქარ­თ­ველო“ («Сакартвело» – «Грузия») средневековая грузинская историография впервые использует именно для обозначения государства картлийских эрисмтаваров Степаноза-Арчила (кстати, об этом «забывает» уже упомянутый нами выше абхазский историк Г. Гумба, который, отмечая, что «понятие «Сакартвело»… впервые появляется в грузинских письмен­ных источниках XIв. – в «Житие Иоанна и Евфимия» и переводе «Житие Медиоланского», почему-то умалчивает о сочинении Джуан­шера Джуаншериани[80]). «Эристав Абхазии» Леон добровольно всту­пил в это общегрузинское политическое и государственное простран­с­тво в качестве политического преемника своего тестя царя Картли-Эгриси Мира.[81]

В дальнейшем, дом Леона, удачно использовав свое выгодное легитимное положение, постепенно начал добиваться установления своей гегемонии в масштабе всей западной Грузии. К 80-м годам VIII века, когда известный грузинский писатель Иован Сабанис-дзе писал своё знаменитое агиографическое произведение «Мученичество Або Тбилели», уже вся западная Грузия была под властью правителя («Мтавари») Абхазии. Более того, Иован Сабанис-дзе документально подтверждает, что тогда Абхазией называли не только территорию собственно «Эриставства Абхазии», а всю западную Грузию.[82]

В историографии всё ещё не поддаётся точному определению время и условия превращения «Эриставства Абхазии» в «Мтаварство» (владетельное княжество) в новых границах. В последнее время, нами выдвинуто предположение, согласно которому это могло произойти в период пребывания картлийского эрисмтавара Джуаншера в Хазарии «в почётном плену» – в 764-771гг.[83] Возможно, именно в это время умер брат Джуаншера – Иоанн, который как раз и правил в Эг­риси после смерти своего отца «царя» Арчила. Леон же мог восполь­зоваться этим (а также отсутствием в Грузии другого своего сюзерена – Джуаншера) и установить свою власть над всей западной Грузией.[84]

Образование Царства «Абхазов» и его этнокультурный и на­ционально-госу­дар­с­т­вен­ный облик. В конце VIII века представитель дома Леона, его племянник Леон II, воспользовавшись ослаблением Византийской империи, при помощи хазар отложился от неё (т.е. Византии), захватил власть в уже объединённом его предшественником в Эгриси-Аб­ха­зе­ти и объявил себя «царем абхазов»: «Когда же ослабли греки, – пишет автор грузинской летописи «Матиане Картлиса» («Летопись Картли»), – отложился от них эристав абхаз­ский по имени Леон, племянник эристава Леона, которому дана была в наследство Абхазия. Сей второй Леон был сыном дочери хазарско­го царя, и с помощью его и отложился он (Леон) от греков, присвоил Абхазию с Эгриси до самого Лихи и нарекся царём абхазов».[85]

Так было положено начало т.н. «Абхазскому» царству. Следует особо отметить, что древнегрузинская историческая традиция этот акт однозначно увязывает с определённым династическим кризисом в царском доме Арчила. По словам автора «Матиане Картлиса» (так называют, условно, анонимную хронику XI века, освещающую историю Грузии этого периода), принятие Леоном II-м царского титула стало возможным потому, как «мёртв был Иован и состарился Джуаншер. [Вскоре] после этого помер и Джуаншер».[86]

Т.е. этим самым грузинская летопись (кстати, единственный источник, повествующий об этом событии), как бы специально подчёркивает, что в сложившейся ситуации представитель дома Леона I являлся единственным легитимным династом, который законно мог претендовать на власть в Абхазии-Эгриси. Однако принятие царского титула правителем Абхазии-Эгриси нельзя рассматривать как сугубо внутриполитический акт. Это в не меньшей степени, а может быть даже в первую очередь, было обусловлено внешнеполитическими факторами. Следует отметить, что средневековая грузинская историография совершенно чётко понимала, что принятие тем или иным грузинским лидером царского титула непосредственно определялось внешнеполитическим статусом страны, и что международная конъюнктура не всегда позволяла им носить этот титул. Ярким подтверждением сказанного является указание грузинского летописца Джуаншера Джуаншериани о том, как второй эрисмтавар Картли Степаноз I (конец VI – начало VIIв.) «из страха перед персами и греками не дерзнул (присвоить) себе звания царя, но признали его главой эриставов».[87] Т.е. принятие царского титула непосредственно было связано с приобретением страной государственного суверенитета. Вот почему грузинский летописец данное событие, т.е. объявление Леоном II-м своей персоны царём «абхазов», связывает с политическим разрывом с Византией.

В историографии имеется чёткое представление о внешнеполитическом фоне образования Царства «Абхазов». По совершенно аргументированным наблюдениям акад. С. Н. Джанашиа, отказ Леона II от византийского сюзеренитета и принятие им царского титула совпали с политическим кризисом, последовавшим за государственным переворотом в Византийской империи в конце VIIIв., конкретно около 797г. В результате этого переворота был свергнут император Константин VI, то ли внук, то ли племянник (сын сестры) тогдашнего хазарского кагана, что, возможно, было негативно воспринято царствующим домом Хазарии.[88] Не исключено, что хазары именно поэтому поддержали, а может быть, даже сами инспирировали, антивизантийский демарш «эристава Абхазии» Леона II-го, который, как известно, также был «сыном дочери хазарского царя», т.е. близким родственником свергнутого византийского императора.

Ввиду того, что Леон II – «эристав Абхазии» назвал себя «царём абхазов» («мепе апхазта»), как внутри Грузии, так и за её пределами это новое государственное образование стали называть страной «царя абхазов», т.е. Царством «Абхазов» или просто «Абхазией». Однако изменение названия страны отнюдь не означало изменение её национально-государственного облика и создание в пределах всей западной Грузии качественно нового, собственно абхазского национального государства, правопреемником которого якобы является нынешняя Абхазия, а не современное грузинское государс­т­во в целом.

В связи с этим, не будет лишним вспомнить, что в мировой истории немало примеров, когда название страны не соответствует своему содержанию. Возьмём хотя бы Болгарию. Так, общеизвестно, что название «Болгария» страна получила от основателя государства, булгарского хана Аспаруха, перебравшегося из Волжской Болгарии на Балканы.[89] Однако кто может сказать, что это государство было тюркским, а не славянским (Следует отметить, что этот пример (для показа грузинского национально-госу­дар­ственного облика Царства «Абхазов» IXXвв.) часто приводил в своих лекциях и выступлениях сам З. В. Анчабадзе). Или же Киевская Русь. Сейчас уже не вызывает никакого сомнения, что название «Русь» скандинавского происхождения, и оно было дано стране лишь потому, что основатели государства – Рюрик, Олег и т.д. были норманнами (в последнее время точка зрения об исконно славянском происхождении племени Русь, совершенно обоснованно названа «историографическим мифом», который «перестаёт играть роль «исторического факта»[90]). Но даже самый ярый приверженец т.н. „Норманнской теории“ не сможет отрицать, что Киевская Русь с самого начала была именно славянским государством, а не нормано-скандинавским. То же самое можно сказать и об испанском прецеденте. Разве возведение на испанский престол (в 1700г.) внука французского короля Людовика XIV-го, герцога Анжуйского (он же Филипп V)[91] привело к замене испанского государства французским?

То, что этническое происхождение правящей династии не играет решающую роль при определении национально-государс­твен­но­го облика страны, видно и из политической практики самой Грузии. Так известно, что после смерти первого царя Кахети-Эрети Квирикэ III-го на престол вступил (около 1039г.) его племянник Га­гик[92] (сын сестры), представитель ташир-дзоракетской армянской династии, но из-за этого Кахетинское цар­ство никак не стало армянским государс­твом.

Вместе с тем, грузинская историческая традиция дала совершенно однозначное разъяснение тому, когда и почему назвали «Абхазией» исторический Эгриси. Вот что пишет в этой связи крупнейший грузинский историк XVIIIв. Вахушти Багратиони в своём фундаментальном труде «Описание царства Грузинского»: «Названия страны этой – три: первое – Эгриси, второе – Абхазия, третье – Имерети. Эгриси она была названа из-за Эгроса, сына Таргамоса, которому… досталась страна эта, и называлась она так до конца правления Хосроянов (т.е. династии картлийских царей, которую представлял дом Степаноза-Арчила – З.П.). А Абхазией [она была названа] из-за Левана, который после первого Леона… был эриставом Абхазии. Этот Леван после смерти хосроянов стал царём, овладел всею (страной) Эгриси целиком. И этот [Леван] назвал Абхазией царство своё, распространив наименование своего эриставства на всю (страну) Эгриси».[93]

В современной грузинской историографии, исходя из этого определения царевича Вахушти, «Царство абхазов» иногда называют «Эгрисско-Абхазским царством». Впервые такое определение появилось в русском варианте учебного пособия по истории Грузии (автор данного раздела акад. Н. А. Бердзенишвили),[94] однако наиболее пос­ледовательно этот термин отстаивает акад. М. Д. Лордкипанидзе.[95] Эта формулировка, на наш взгляд, не совсем оправдана, т.к. неосведомленный читатель её может воспринять не как Эгриси = Абхазия, и это означает единое западногрузинское государство, а как своеобразное грузино-абхазское федеративное объединение – «Эгриси» + «Абхазия». Вместе с тем, касаясь вопроса о новом названии западной Грузии и оформившегося здесь в конце VIIIв. государственного образования, нельзя пройти мимо и того факта, что некоторые иностранные авторы (например, известный средневековый армянский историк Ованес Драсханакертци, писавший своё сочинение в первой четверти Xв.) царей «абхазов» называют эгрисскими царями.[96] Т.е. в сопредельных государствах имели совершенно чёткое представление о том, какую страну назвали «Абхазией» в конце VIIIв.

Также неверно бытующее в сепаратистской историографии мнение о том, что «Царство Абхазов» – национальное государство апсуа-абхазов появилось в результате «военного покорения» правителем Абхазии всей западной Грузии.[97] Если бы «абхазская» династия пришла к власти в бывшем Лазско-Эгрисском царстве как иноземная сила, якобы «оккупировавшая» территорию соседней страны и навязавшая местному грузинскому населению совершенно чуждую ему абхазскую государственность, то тогда совершенно не понятно, почему средневековое грузинское общественное и политическое сознание так мирно и безболезненно восприняло этот акт «агрессии».

Ведь достаточно самого беглого ознакомления с памятниками древнегрузинской исторической литературы для того, чтобы однозначно убедиться в самом благожелательном отношении к представителям т.н. «абхазской» династии со стороны буквально всех средневековых грузинских писателей и летописцев, которые в той или иной мере касались деятельности царей «абхазов». Разве упомянутая нами «Летопись Картли» – главный и единственный источник, в котором изложена более или менее полная история Царства «Абхазов» и которая целиком и полностью отражает грузинскую, подчеркиваю именно грузинскую, а не вымышленную абхазо-апсуйс­кую национально-государственную конъюнктуру, могла допустить ту лесть и восхваление, на которые явно не скупится по отношению грозных «абхазских» царей, якобы «завоевывающих» всю Грузию, патриотически настроенный грузинский летописец?

В этом плане чего стоят восхваления в адрес Гиоргия II-го (922 -957гг.) и его преемника Леона III-го (957-967гг.) – наиболее могущес­твенных царей «абхазов», которые добились самых больших успехов в борьбе за Картли, и фактически отняв этот регион у Тао-клар­д­жетских Багратионов, включили его в состав царства «Абхазов». Так, по словам автора «Матиане Картлиса», Гиорги II «…был …пре­ис­полнен всякой добродетели, мужественный и многосильный, боголюбив и более всего устроитель церквей, милосерден к убогим, щедр и кроток и исполнен всякого добра и благодеяний. Он уст­ро­ил и управил все дела в отечестве и царстве своём».[98] В другом месте своего сочинения, летописец с глубокой болью извещает о кончине «великого и боголюбивого царя Георгия».[99] Ещё в одном месте упоминает «великого царя абхазов Георгия».[100] Но более все­го уважительное отношение к Гиоргию II-му летописец проявляет при оценке деятельности Баграта III-го в первые годы его царствования: «начал он править и радеть об исправлении дел, подобно деду своему, великому царю Георгию. И добавлю я, что во всех де­яниях своих уподобился великому царю Давиду Куропалату».[101] Т.е. летописец молодому царю в пример, в первую очередь, приводит деда и лишь потом приёмного отца и воспитателя Давида Куропалата, чей авторитет был непререкаем. Не меньший интерес вызывает и хвалебная характеристика, данная летописцем Леону III-му: «И был он также боголюбив и преисполнен всякого добра».[102]

После прочтения этих слов только лишь человеку с больным воображением может прийти в голову мысль, что кто-нибудь из грузин так высоко мог чтить «завоевателей Грузии». Здесь может быть только одно объяснение – в представлении грузинской общественности цари «абхазов» были не какими-то «чужестранцами»-«заво­е­ва­телями», а такими же грузинскими лидерами, каковыми являлись, например, представители династии Багратионов. Это, безусловно, од­но общегрузинское культурно-политическое и государственное пространство, внутри которого, на этот раз, выдвинулась новая, «абхазская» династия.

В связи с определением национально-государственного облика, созданного Леоном II-м политического образования, также неверно говорить о том, что его создателями были одни только абхазские племена якобы превратившиеся к этому времени в «абхазскую феодальную народность», и что процесс формирования самой «абхазской феодальной народности» вообще получил логическое завершение в создании собственно абхазского национального государства – Царства «Абхазов», как это ошибочно полагал З. В. Анчабадзе.[103]

Мы, конечно, отнюдь не отрицаем, что к середине VIIIв. действительно произошла определённая этническая консолидация населения современной Абхазии вокруг абазг-абхазов. В этом плане, безусловно, заслуживает внимания исчезновение упоминаний Апсилии и апсилов (после 30-х годов VIIIв.) в источниках, что действительно могло быть следствием интеграции апсилов и абазгов в единую абхазскую народность. Но этот процесс никак нельзя рассматривать как окончательное формирование т.н. «абхазской феодальной народности» со своим этнокультурным и национально-государст­вен­ным менталитетом.

В грузинской историографии, прежде всего, в трудах акад. Н. А. Бердзенишвили, совершенно чётко показано, почему не стало возможным в VIIIв. формирование единой абхазской феодальной народности.[104] В последнее время, этот вопрос специально затронул проф. Н. Ю. Ломоури, который убедительно доказал, что в VIII-IXвв. не было никаких объективных условий для консолидации абхазских племён в абхазскую народность, наоборот, налицо все условия для интеграции этих племен в грузинский феодальный народ.[105] С нашей стороны добавим, что ярким свидетельством того, почему абхазские племена не смогли, или, по крайней мере, не успели консолидироваться в единый народ со своей письменной и национально-госу­дар­с­твенной традицией, может служить как раз история т.н. Царства «Аб­хазов», с самого начала являвшегося не абхазским национальным государственным образованием, а грузинским государством, ставшим, по словам того же З. В. Анчабадзе, колыбелью единой грузинс­кой государственности (Письменно это нигде не зафиксировано, но в своих лекциях и выступлениях З. В. Анчабадзе об этом часто говорил).

В историографии нет единого мнения по вопросу этно-пле­мен­ного происхождения Леона II-го и его предков. В своё время, извес­тн­ый грузинский историк Д. З. Бакрадзе, обратив внимание на то, что первые «абхазские» цари носили греческие имена, тем не менее, оставил открытым вопрос об их этнической принадлежности.[106] В отличие от него, П. Уварова однозначно объявила предков Леона II-го «греческими архонтами».[107] Греческое происхождение Леона II-го и его ближайших преемников признавал и основоположник абхазской литературы Д. И. Гулиа.[108] Известный русский эллинист В. В. Латышев «Леонидов» относил к династии Багратионов.[109] И, по мнению П. И. Ингороква, предки Леона II-го были грузинского происхождения – потомки наместников лазских царей, назначенных в Абхазии.[110] Со своей стороны, абхазские учёные уверены в абхазс­ком происхождении «Леонидов».[111]

Таким образом, как видим, в науке всё ещё нет однозначного ответа на вопрос об этническом происхождении царей «абхазов». Однако кем бы ни были Леон II и его преемники в этно-племенном отношении (если даже они на самом деле являлись этническими абхазами, что, на наш взгляд, вполне вероятно), это ровным счётом ничего не меняет, так как по своей политической и государственной деятельностью династия „Леонидов“ однозначно представляла общегрузинский государственный и культурно-политический мир. Ца­ри «абхазов» строили единое грузинское государство – „საქართველო“ («Сакартвело» – «Грузия»), а не национальное государство апсуа-абхазов «Апсны».

То, что Леон II и его преемники строили исключительно грузинское, а не абхазо-апсуйское государство, наиболее отчётливо проявилось в церковной политике царей «абхазов». Как известно, после обретения государственной независимости, «Леониды» активно стали добиваться вывода страны из идеологическо-конфессионального влияния Византийской империи и создания национальной государственной идеологии, что невозможно было без церковного разрыва с Византией. Венцом этой политики царей «абхазов» стало обретение церковного суверенитета «Абхазским» царством и учреждение т.н. «Абхазского» Католикосата.

Вопрос о времени и условиях создания в западной Грузии независимой от Константинопольской Патриархии церковной организации – «Абхазского» Католикосата – давно привлекает пристальный интерес исследователей. Однако, несмотря на старания учёных-специалистов, данная проблема далеко ещё не решена. Наиболее обоснованной кажется нам точка зрения, согласно которой временем основания «Абхазского» Католикосата предполагаются 80-90-е годы IXв.[112] На наш взгляд, приобретение «Абхазским» царством церковного суверенитета произошло «по просьбе» «абхазской» стороны на фоне потепления византийско-западно-гру­зин­с­ких отношений, наметившегося с воцарением (благодаря активной военно-по­ли­тической поддержке Византийской империи) Баграта I-го,[113] и данное событие рассматриваем как первый реальный плод политичес­кого сотрудничества между официальным Кутаиси и Константинопо­лем.[114]

После обретения церковной независимости, цари «абхазов» ра­звернули бурную деятельность по созданию новых церковных центров и обеспечению условий для внедрения грузинской письменной культуры и грузинской христианской книжности по всей западной Грузии, в том числе и на территории современной Абхазии (следует особо отметить, что самая ранняя грузинская надпись обнару­же­на не в восточных областях западной Грузии /где-нибудь в Имерети/, а именно в пределах нынешней Абхазии. Мы имеем в виду надписи на Асомтаврули из церкви Мсигхуа /Гудаутский р-н/, обнаруженные абхазским исследователем А. К. Кация, которые датируются IXX вв.).[115] Этому процессу сопутствовало упразднение старых греческих епархий и основание вместо них новых грузинских епис­копских кафедр, о чём находим прямые свидетельства в «Ма­тиане Картлиса».[116]

Именно благодаря этой ярко выраженной грузинской национальной политике царей «абхазов» в церковной сфере, уже в Xв. (а не в XI-XIIвв.) западная Грузия в целом, естественно, включая и территорию современной Абхазии, превратилась в страну грузинской письменной культуры и книжности. Если бы цари «абхазов» намеревались строить абхазо-апсуйское национальное государство, то тогда они просто-напросто были обязаны позаботиться о формировании своей абхазо-апсуйской национально-государственной иде­о­логии, что в первую очередь подразумевало создание собственной письменной традиции и книжности. Но «абхазские» цари, как видим, вовсе не ставили перед собой такую задачу и греко-визан­тий­с­кой идеологии почему-то противопоставили грузинскую национальную идеологию, которую олицетворяла грузинская церковь.

Единственное объяснение тому, почему так поступили цари «абхазов», это то, что Леон II и его предки, не говоря уж о преемниках основателя «Абхазского» царства (несмотря на своё возможное абхазо-апсуйское этническое происхождение) давно, до воцарения Леона II-го, считали себя представителями общегрузинского государственного и культурно-полити­че­ского мира. Для них грузинский язык, язык восточных грузин-картов, который лёг в основу грузинского литературного языка, и грузинская христианская культура бы­ли такими же родными, как и для остального картвельского населения западной Грузии, в том числе для мегрелов-чанов и сванов, которые, как известно, говорили (и теперь говорят) на своих языках-диалектах.

И всё же, если даже гипотетически допустить наличие узко-абха­з­с­ко­го национально-государственного менталитета в самосознании ца­рей «абхазов» хотя бы на начальном этапе формирования «Абхазского» царства, со­вершенно очевидно, что далеко идущие политические амбиции, безусловно, вынудили бы их считаться с национально-государственными интересами подавляющего большинства населения страны и взять курс на строительство именно грузинского (а не абхазо-апсуйского) государства.

То, что картвельские племена составляли этническое большин­с­тво в «Абхазском» царстве, вряд ли может оспорить кто-либо из здравомыслящих людей. Из 8 эриставств Царства «абхазов», образование которых древнегрузинская историческая традиция (озвучен­ная царевичем Вахушти[117]) приписывает Леону II-му, собственно аб­хазы населяли только лишь территорию Абхазского эриставства, которое в то время охватывало земли, расположенные севернее реки Гумиста, примерно до Никопсии (окрестности современного г. Туапсе), хотя не исключено их частичное проживание и на территории Цхумского эриставства. Остальные же эриставства (в том числе и Цхумское) были представлены картвельскими племенами: карты, мегрело-чаны, сваны.

Картвельский этнический элемент, особенно его картизированная часть, которая в численном отношении к VIII веку в западной Грузии значительно выросла, по совершенно справедливому заключению 3. В. Анчабадзе, оказался более развитым как в социально-экономическом, так и, что особенно важно, в культурном отношении.[118] Именно это обстоятельство обусловило и то, что государственным языком Царства «Абхазов» стал язык картов (т.е. грузинский литературный), имевший письменную традицию и уже давно являвшийся государственным языком, а также языком церковного богослужения, как в Восточной, так и в Южной Грузии.

О возросшем значении картского (восточно-грузинского) элемента в западной Грузии свидетельствует и то, что цари «абхазов» столицей своего государства превратили не Цихе-Годжи – резиденцию лазско-эгрис­ских царей, а Кутаиси, выдвижение которого в об­щегрузинском масштабе древнегрузинская историческая традиция связывает с обоснованием здесь картлийских эрисмтаваров в 30-х годах VIIIв. Этот факт является ещё одним доказательством того, что «Леониды» однозначно считали себя законными наследниками именно «царского» дома Степаноза-Арчила, и что с переходом из Анакопии – резиденции «эриставов Абхазии» – в Кутаиси (бывшим в то время стольным городом правителей Картли-Эгриси) Леон II явно подчеркнул свою легитимную принадлежность к царскому дому Арчила.

Таким образом, Царство «Абхазов» – это новое западногрузин­с­­кое государство, возникшее на развалинах Лазско-Эгрисского царства. Оно является своего рода правопреемником древне-колхидс­ко­го и лазско-эг­ри­сского государств. Более того, образование «Абхаз­ского» царства качественно новый этап в истории грузинс­кой государственности. В отличие от Лазики-Эгриси (не говоря уже о древней Колхиде), национально-государ­ствен­ное строите­ль­­с­тво которого явно следует считать далеко не завершённым (сто­ит вспомнить, что языком государственного делопроизводства и цер­ковного богослужения в Лазике-Эгриси оставался греческий язык), «Абхазское» царство было первым, по-настоящему грузинским национальным государством в западной Грузии со сво­ей грузинской национальной христианской идеологией и грузинским государственным языком. Всецело грузинской была и политическая направленность «Абхазского» царства. Оно неуклонно стояло на страже общегрузинских политических и государственных интересов. Именно неустанная забота Кутаисского престола, направленная на дальнейшее расширение и упрочение «Аб­хаз­с­ко­го» царства, в конечном итоге и привела к созданию единого грузин­с­кого государства под эгидой царя «абхазов» в начале XI века.

Теперь затронем вопрос, насколько обоснованы разглагольствования о том, что Царс­т­во «Абхазов» прекратило своё существование в 978г. и, что с воцарением на кутаисском престоле Баграта III-го – представителя династии Багратионов это объединение из абхазского национального государства постепенно преобразовалось в грузинское.[119] Со всей категоричностью можно утверждать, что с воцарением Баграта III в Кутаиси Царство «Абхазов» не претерпело каких-либо изменений как в этнополитическом, так и государственно-правовом отношении. На самом деле, произошло всего лишь дальнейшее расширение пределов того же самого «Абхазского» царства, которое уже охватило территорию всей Грузии (за исключением Тбилисского эмирата и южной части Тао – владений Давида Куропалата) и трансформировалось из западногрузинского в общегрузинское государство.

Вот почему буквально все грузинские летописцы XI-XII веков – эпохи расцвета единой грузинской монархии – страну, т.е. всю Гру­зию, как правило, называли не иначе, как «Абхазия». Наглядным свидетельством сказанного являются сведения «Матиане Картлиса»,[120] хроники Сумбата Давитисдзе,[121] сочинения историка Давида Строителя,[122] летописца эпохи Лаша-Гиоргия,[123] историка царицы Тамар[124]и др. Распространение названия «Абхазия» уже на всю Грузию было вызвано тем, что титулятура первого царя объединённого грузинского государства начиналась со слов «царь абхазов»,[125] что было выражением той ведущей роли, которую сыграло западно­гру­зин­­ское государство – Царство «Абхазов» в объединительном про­цессе.[126]

Именно вокруг Кутаисского престола происходило собирание всех грузинских земель и формирование общегрузинской государственности. И это отнюдь не было связано со сменой династии. Царство «Абхазов», как уже было показано, с самого начала было исключительно грузинским политическим образованием, а «абхазские» цари из династии «Леонидов» (повторяем, независимо от их возможного абхазского этнического происхождения), вопреки домыслам некоторых радетелей абхазской национальной истории, о которых говорилось выше, были такими же грузинскими лидерами, как и представители династии Багратионов. Да и воцарение Баграта III в западной Грузии можно считать сменой династии лишь частично, так как он занял западногрузинский престол не как Багратиони, а как законный представитель (по материнской линии) династии «Леонидов» – внук (сын дочери) самого выдающегося царя «абхазов» – Гиоргия II-го (922-957гг.), достигшего наибольших успехов в борьбе за гегемонию в общегрузинском масштабе.

Что же касается взгляда об упразднении Царства «Абхазов» в середине XIIIв., после обоснования Давида Нарина в западной Грузии, то это вообще полный абсурд и бессмыслица. Если даже признать, что с переходом Давида Нарина в западную Грузию (по пос­ледним данным это произошло не в 1259г., а около 1249г.)[127] официально оформилось новое грузинское государство (на самом деле, Давид Нарин и его ближайшие преемники отнюдь не считали себя только западногрузинскими царями и никогда не забывали о своих легитимных правах на общегрузинский престол),[128] да ещё и в пределах того же самого «Абхазского» царства VIII-Xвв., то это, скорее всего, было бы не упразднением, а, наоборот, своего рода «реставрацией» государственной конъюнктуры VIII-Xвв. Кстати, именно так и рассматривает это событие грузинский летописец, который не только не исключает из этого процесса собственно абхазов, а наоборот, как раз называет их среди инициаторов возведения Давида на «абхазс­кий» престол: «Когда же узнали (о прибытии Давида Нарина в Кутаиси – З.П.), – пишет хронограф XIVв., – абхазы, сваны, Дадиани, Бедиани, Рачинский эристав, и все Лихт-Имерети (залихцы) собрались с большой радостью и Давида сына Русудан провозгласили царём абхазов вплоть до Лихи».[129]

Помимо этого, наглядным свидетельством активного использования понятия «Абхазия» для обозначения всей западной Грузии в политико-государственном плане и после XIIIв., является тот факт, что в 70-х годах XVв. лидеры Западной Грузии: картло-имеретин­с­кий царь Баграт VI и правитель Одиши-Мегрелии Шамадавле Дадиа­ни, созданную ими же независимую церковную организацию запад­ной Грузии официально назвали «Абхазским Католикосатом».

Такова историческая правда о национально-государственном об­лике возникшего в конце VIIIв. в пределах всей западной Грузии «Абхазского» царства, трансформировавшегося затем (с XIв.) уже в единое грузинское государство. Вот почему единственным правопреемником Царства «Абхазов» может считаться только грузинское государство в целом, конечно вместе с Абхазией, которая в «Абхазс­ком» царстве, как во времена «Леонидов» (VIII-Xвв.), так и при Багратионах (с XIв.), представляла собой отдельную административную единицу – эриставство, а с XVIIв. уже и владетельное княжество.

Примечания:

 


[1] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда. М., 1963, с. 210, курсив наш – З.П.

[2] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда.., с. 117, курсив наш – З.П.

[3] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда.., с. 214, курсив наш – З.П.

[4] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда.., с. 214, курсив наш – З.П.

[5] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда.., с. 223, курсив наш – З.П.

[6] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда.., с. 94, курсив наш – З.П.

[7] В. Ф. Минорский. История Ширвана и Дербенда.., с. 96, курсив наш – З.П.

[8] О нём см.: Р. В. Метревели, З. В. Папаскири. Видный учёный, большой друг Гру­зии. К 70-летию Анатолия Петровича Новосельцева. Грузинская дипломатия, Ежегод­ник, т. 11. Тб., 2004, с. 724-729. Данную публикацию см. также: в кн.: З. Папаскири. И восстала Грузия от Никопсии до Дарубанда.

Издательство Сухумского государственного университета. Тб., 2009 (на грузинском языке), с. 601-606; электр. версия: http://sites.google.com/site/zpapaskiri/publications-russian

[9] Константин Багрянородный. «Об управлении империей». Греческий текст, перевод, комментарии. Под. ред. Г. Г. Литаврина, А. П. Новосельцева. М., 1989, с. 401, комментарий 17 к главе 42, в соавторстве с М. В. Бибиковым. Интернет-версию см.: http://oldru.narod.ru/biblio/kb_k30_43.htm#42.

[10] Интернет-версию см.: http://gumilevica.kulichki.net/HE2/he2103.htm, курсив наш – З.П.

[11] В. А. Кузнецов. Введение в Кавказоведение. Владикавказ, 2004. См. Интернет-версию:

http://www.ossetia.ru/caucasus/abx-adig, курсив наш – З.П.

[12] Фрагмент из радиопередачи: „Суть событий“, радиостанция „Эхо Москвы“, 13.VIII.2004. См.: http://www.echo.msk.ru/programs/sut/26630/ – курсив наш – З.П.

[13] М. И. Тарнава. Краткий очерк истории Абхазской церкви. Сухуми, 1917.

[14] Приведено по книге: Православная Абхазия. М., 1994, с. 9.

[15] С. М. Ашхацава. Пути развития абхазской истории. Издание Наркомпроса Абхазии, 1925, с. 12-22.

[16] С. М. Ашхацава. Пути развития.., с. 21.

[17] С. М. Ашхацава. Пути развития.., с. 28, курсив наш – З.П.

[18] С. М. Ашхацава. Пути развития.., с. 21, курсив наш – З.П.

[19] К. Кудрявцев. Сборник материалов по истории Абхазии. Сухуми, 1926, с. 120-121, курсив наш – З.П.

[20] А. В. Фадеев. Краткий очерк истории Абхазии. Ч. I. Сухуми, 1934, с. 84, 86.

[21] Д. И. Гулиа. История Абхазии. Тифлис, 1925, с. 191-222.

[22] Д. Гулиа. О моей книге «История Абхазии». Сухуми, 1951. Репринтное из­да­­ние. Тб., 1998, с. 14-16. Интернет-версию см.: http://www.amsi.ge/istoria/div/gulia1.html.

[23] З. В. Анчабадзе. Из истории средневековой Абхазии. Сухуми, 1959, с. 166, 171.

[24] Ш. Д. Инал-ипа. Вопросы этнокультурной истории абхазов. Сухуми, 1976, с. 412.

[25] Об этом см. Подробно: З. В. Анчабадзе. Из истории.., c. 95-158.

[26] Абхазская Автономная Социалистическая Советская Республика. Исторический очерк. – Грузинская Советская Энциклопедия, т. Грузинская ССР. Тб., 1981, c. 324, курсив наш – З.П.

[27] З. В. Анчабадзе. Из истории.., c. 153, курсив наш – З.П.

[28] Р. А. Хонелия. Некоторые вопросы политической истории Абхазии VI-VIII вв. по данным армянских источников. – Сборник научных работ аспирантов Абхазского института языка, литературы и истории. Сухуми, 1967; Р. А. Хонелия. Политические взаимоотношения Абхазского царства и царства Армянских Багратидов в IX-X веках. Автореф. канд. дис. Ереван, 1967.

[29] Ш. Д. Инал-ипа. Вопросы этнокультурной истории.., с. 403.

[30] В. В. Кожинов. Современная жизнь традиций. Размышления об абхазской литературе. – Дружба народов, №4, 1977, с. 256.

[31] В. Кожинов. Шеварднадзе в Абхазии продолжает дело Берии.– Литературная Россия, 8 января 1993г. Интернет-версию см. на сайте: http://abhazia.com/book/? page=bo­ok &cat=wb_41, курсив наш – З.П.

[32] М. М. Гунба. Абхазия в первом тысячелетии н. э. Социально-экономические и политические отношения. Сухуми, 1989, с. 232-249.

[33] А. Л. Папаскири. Проблемы изучения русско-абхазских литературных и культурных связей. – Труды АГУ, т. VI. Сухуми, 1988, с. 114-129.

[34] См.: Ю. Н. Воронов. Тайна Цебельдинской долины. М., 1975; Ю. Н. Воронов. В мире архитектурных памятников Абхазии. М.,1978.

[35] Ю. Н. Воронов. Ядовитые уроки госпожи Мариам. – газ. «Абхазия», 16. 07.1991.

[36] см.: газ. «Заря Востока», 7.08.1991, 8.08.1991.

[37] Об этом см.: З. Папаскири. Новые «подвиги» лидера интерфронта. Или о том, как раскритиковал Ю. Воронов книгу проф. М. Лордкипанидзе: «Абхазы и Абхазия». – газ. «Апхазетис хма», 16.08.1991, 17.08.1991 (на груз. яз.). Данную публикацию см. также в кн.: З. В. Папаскири. Абхазия – это Грузия. Тб., 1998 (на груз. яз).

[38] Ю. Н. Воронов. Абхазы. – кто они? Гагра, 1992. Данная брошюра целиком внесена в книгу: Белая Книга Абхазии. Документы, материалы, свидетельства. 1992-1993. М., 1993. Интернет-версию см. на сайте: http://psou.narod.ru/history/wb/wb_ 06.html. Критику изложенных в этой публикации «мудростей» см.: З. Папаскири. Парад невежества. Или очередная выходка известного фальсификатора. Газ. «Ап­хазетис хма», 21.11.1992, 26.11. 1992 (на груз. яз.). Данную публикацию см. также в кн.: З. В. Папаскири. Абхазия – это Грузия. Тб., 1998 (на груз. яз).; З. Папаскири. Парад невежества. Или очередной вымысел известного фальсификатора. Газ. «Демократическая Абхазия», 26.02.1993, 3.03.1993, 7.03.1993. Данную публикацию см. также: в кн.: З. Папаскири. И восстала Грузия.., с. 224-246.

Электр. версию см.: http://iberiana.wordpress.com/afxazeti/nevejestva/

[39] Ю. Н. Воронов. Абхазы. – Кто они.., с. 21; Белая Книга.., с. 28.

Интернет-вер­сию см.: http://psou.narod.ru/history/wb/wb_06.html.

[40] История Абхазии. Учебное пособие. Гл. редактор С. З. Лакоба. Сухуми, 1991, с. 68-88.

[41] История Абхазии.., с. 70.

[42] История Абхазии.., с. 74, курсив наш – З.П.

[43] История Абхазии.., с. 76, курсив наш – З.П.

[44] История Абхазии.., с. 89, курсив наш – З.П.

[45] История Абхазии.., с. 89, курсив наш – З.П.

[46] История Абхазии.., с. 90, курсив наш – З.П.

[47] История Абхазии.., с. 90.

[48] О характере взаимоотношений между «Абхазским» царством и Византией в IХ-Хвв. см.: З. Папаскири. Об уточнении внешнеполитической ориентации «Абхазс­ко­­го» царства. – Грузинская дипломатия. Ежегодник, 6. Тб., 1999, с. 325-335 (на груз. яз.). Данную публикацию см. также: в кн.: З. Папаскири. И восстала Грузия.., с. 184-195.

[49] См.: Абхазское царство. – Официальный сайт Президента Республики Абхазия:

http://www.abkhaziagov.org/ru/state/history/abkh.phpb; Царство Багратидов.

– http:// http://www.abkhaziagov.org/ru/state/history/bagratid.php.

[50] История Абхазии.., с. 98.

[51] История Абхазии.., с. 98.

[52] Напр. см.: Страноведение – все о странах мира. Интернет-версию см.: http:// maxpj.ru/state.php/796.

[53] См.: С. М. Шамба. К Вопросу о правовом, историческом и моральном обосновании права Абхазии на независимость. – Международное право, №4, М., 1999. Интернет-версию см.:

http://www.apsny.ru/history/history.php?page=content/nov_hist /k_voprosu.htm. курсив наш – З.П.

[54] Е. К. Аджинджал. Из истории Абхазской государственности. Сухуми, 1996, с. 12-15.

[55] С. М. Шамба. К Вопросу о правовом, историческом.., курсив наш – З.П.

[56] С. М. Шамба. К вопросу о.., курсив наш – З.П.

[57] С. М. Шамба. Абхазия: право на независимость. – Интернет-журнал „Новая политика“. См. на сайте: http://www.novopol.ru/article2350.html, курсив наш – З.П.

[58] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Абхазия. Правовые основы государственности и суверенитета. М., 2003. См. на сайте Интернет-группы „Абхазия – страна души“: http://abkhazia.narod.ru/SH/chap-41.html. Курсив наш – З.П.

[59] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Постсоветское пространство после Беловежья. Абхазия – De Facto и De Jure. – Периодический политический журнал: „Гражданин“, №2, 2004. Ин­тернет-версию см.: http://www.grazhda­nin.com/grazhda­nin.phtml? var=Vi­pus­ki/2004/2/sta­tya7&nu­mber=%B92%A02004%E3, курсив наш – З.П.

[60] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Постсоветское.., курсив наш – З.П.

[61] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Постсоветское.., курсив наш – З.П.

[62] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Постсоветское пространство…

[63] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Постсоветское пространство...

[64] Т. М. Шамба, А. Ю. Непрошин. Постсоветское.., курсив наш – З.П.

[65] М. М. Гунба. Об автохтонности абхазов в Абхазии. – Абхазия – страна души. На сайте:

http://www.abkhaziya.org/server-articles/article-67b29ce2daa13cbacb983efe 16775 a02.html.

[66] А. Л. Папаскир. Начало абхазо-русских взаимоотношений. – Непризнанные го­су­дарства Южного Кавказа и этнополитические процессы на юге России, вып. 29. 2005. Интернет-версию см.:

http://kavkazonline.ru/csrip/elibrary/uro/uro_29/uro_29_ 07.htm.

[67] И. Ш. Агрба. Взаимоотношения Абхазского царства и Византии (Конец VIII – Хвв). Автореферат на соиск. уч. степени канд. исторических наук. М., 1989, с. 17.

[68] Г. Гумба. Значение терминов «Грузия» и «Сакартвело» в средневековых источниках. Сухуми, 1994, с. 4-5.

[69] О. Х. Бгажба, С. З. Лакоба. История Абхазии. С древнейших времён до наших дней. 10-11 классы.., Сухуми, 2006.

[70] История Абхазии. С древнейших времён.., с. 118.

[71] См.: З. Папаскири. Политическая ситуация в Грузии накануне образования «Абхазского» царства. – Газ. «Свободная Грузия», 23.VIII.2002; З. Папаскири. Образование «Абхазского» царства и его национально-государственный облик. – Газ. «Свободная Грузия», 12.IХ.2002, 31.Х.2002).

[72] З. В. Папаскири. О национально-государственном облике Абхазии/Грузия. Тб., 2003, с. 17-25; Интернет-версию см.: http://zpapaskiri.googlepages. com/publications-georgian; а также: http://apsny.ge/upload/history.pdf; З. В. Папаскири. Очерки из истории Современной Абхазии. С древнейших времен до 1917г. Тб., 2004, с. 37-55, на груз. яз. Интернет-версию см.: http://zpapaskiri.googlepages.com/publications-georgian). Об этом см. также: З. Папаскири. Территория Абхазии в XI-XVвв. – В сб.: «Разыскания по истории Абхазии/Грузия». Тб., 1999, с. 177-202.

[73] См.: З. В. Папаскири. «Абхазское» царство – грузинское государство. – Исторические разыскания. Ежегодник научных трудов Абхазской организации Всегрузинского исторического общества им. Еквтимэ Такаишвили. VIII-IX. Тб., 2006, с. 68-106. Электр. версию см:

http://sites.google.com/site/saistoriodziebani/dzieba­ni 2005-2006

[74] Джуаншер Джуаншериани. Жизнь Вахтанга Горгасала. – Картлис цховреба. Грузинский текст подготовил по всем основным рукописям проф. С. Г. Каухчишвили. Т. I. Тб., 1955, с. 235. Джуаншер Джуаншериани. Жизнь Вахтанга Горгасала. Перевод, введение и примечания Г. В. Цулая. Тб., 1986, с. 102-103.

[75] Картлис цховреба, т. I, с. 239; Джуаншер Джуаншериани. Жизнь.., с. 103.

[76] Ю. Н. Воронов. Древнеабхазские племена в римско-византийскую эпоху. – Ис­то­рия Абхазии.., 1991, с. 70; О. Х. Бгажба. Абхазия в эпоху феодализма. – История Абхазии.., 2006, с. 124.

[77] Картлис цховреба, т. I, с. 239-240; Джуаншер Джуаншериани. Жизнь.., с. 104-105.

[78] Картлис цховреба, т. I, с. 242-243; Джуаншер Джуаншериани. Жизнь.., с. 106.

[79] Картлис цховреба, т. I, с. 243; Джуаншер Джуаншериани. Жизнь.., с. 106.

[80] Г. Гумба. Значение терминов.., с. 10-11.

[81] Об этом подробно см.: З. Папаскири. Византийская дипломатия и.., с. 300-308; З. В. Папаскири. Из политической истории.., с. 114-120.

[82] Иован Сабанис-дзе. Мученичество Або Тбилели. – Памятники древнегрузинской агиографической литературы. Под ред. И. В. Абуладзе. Т. I. Тб., 1963, 59-60 (на груз. яз).

[83] Датировка дана по И. А. Джавахишвили. См.: И. А. Джавахишвили. История грузинского народа. Кн. II. – Сочинения, т. II. Тб., 1983, с. 80-81 (на груз. яз).

[84] З. Папаскири. К хронологии установления «Абхазского» Католикосата. – В кн.: «Шота Месхия – 90». Юбилейный сборник, посвященный к 90-летию Шота Месхия. Тб., 2006, с. 204 (на груз. яз). Данную публикацию см. также: в кн.: З. Папаскири. И восстала Грузия.., с. 171-183.

[85] Матиане Картлиса.Картлис цховреба. Грузинский текст подготовил по всем основным рукописям проф. С. Г. Каухчишвили. Т. I. Тб., 1955, с. 251; Летопись Картли. Перевод, введение и примечания Г. В. Цулая. Тб., 1982, с. 48.

[86] Матиане Картлиса, с. 251; Летопись.., с. 48; З. В. Анчабадзе. Из истории.., c. 98.

[87] Картлис цховреба, т. I, с. 222; Джуаншер Джуаншериани. Жизнь.., с. 99.

[88] С. Н. Джанашиа. О времени и условиях возникновения Абхазского царства.– Труды, т. II. Тб., 1952, с. 331-333.

[89] С. Никитин. Аспарух. Образование болгарского народа и возникновение болгарского государства. – Вестник МГУ, 1952, № 1.

[90] В. Я. Петрухин. Славяне, варяги и хазары на юге Руси. К проблеме формирования территории древ­нерусского государства. – Древнейшие государства Восточной Европы. 1992-1993. М., 1995, интернет-версию см.: http://norse.ulver.com/articles/ petruhin/slavs.html. О правильной интерпретации этнонима «Русь» см.: Г. А. Хабургаев. Этнонимия «Повести временных лет» в связи с задачами реконструкции восточнославянского глоттогенеза. М., 1979; Е. А. Мельникова, В. Я Петрухин. Название «Русь» в этнокультурной истории Древнерусского государства (ΙΧ-Χ вв.). – Вопросы истории, № 8, 1989, с. 24-38; Д. А. Авдусин. Современный антинорманнизм. – Вопросы истории, 1988, №7, с. 2; Е. В. Пчелов. Происхождение династии Рюриковичей. – Труды Историко-архивного института, т. 34. М., 2000, с. 139-183, интернет-версию см.: http://www.audito­rium.ru/books/6107/text. pdf; И. Н. Данилевский. Киевская Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). Несколько лекций из курса. М., 2000, интернет-версию см.:

http://www.lants.tellur.ru:8100/history/danilevsky/index.htm и т.д.

[91] См.: Испанские короли. Под ред. В. Л. Бернекера. Ростов-на-Дону, 1998, интернет-версию см.:

http://www.world-history.ru/persons_about/46.html.

[92] Матиане Картлиса, с. 297; Летопись Картли, с. 67; Вахушти. История Грузии. Картлис цховреба. Гру­зинский текст подготовил по всем основным рукописям проф. С. Г. Каухчишвили. Т. IV. Тб., 1973, с. 562.

[93] Вахушти. История Грузии, с. 742.

[94] См.: Глава VIII. Объединение Грузии. § 4. Борьба княжеств за первенство. – Ис­тория Грузии. Учебное пособие. Гл. редактор Н. А. Бердзенишвили, т. I. Тб., 1962, с. 135-137.

[95] М. Д. Лордкипанидзе. Возникновение новых феодальных княжеств. – Очерки истории Грузии, т. II. Тб., 1973, с. 421 (на груз. яз.); М. Д. Лордкипанидзе. Возникновение новых феодальных государств. – Очерки истории Грузии, т. II. Тб., 1988, с. 285.

[96] Иован Драсханакертский. История Армении. Армянский текст, грузинский перевод с исследованием и указателями снабдила Е. Цагарейшвили. Тб., 1965, с. 38, 64, 109, 111, 119, 257; Ованес Драсханакертци. История Армении. Перевод с древнеармянского М. О. Дарбинян-Меликян. Ереван, 1984, глава ХLI.

[97] М. М. Гунба. Абхазия в первом тысячелетии н.э., с. 234-244.

[98] Матиане Картлиса.., с. 265; Летопись Картли.., с. 53, курсив наш – З.П.

[99] Матиане Картлиса.., с. 270; Летопись Картли.., с. 55, курсив наш – З.П.

[100] Матиане Картлиса.., с. 270; Летопись Картли.., с. 56, курсив наш – З.П.

[101] Матиане Картлиса.., с. 275; Летопись Картли.., с. 58, курсив наш – З.П.

[102] Матиане Картлиса.., с. 270; Летопись Картли.., с. 55, курсив наш – З.П.

[103] См.: З. В. Анчабадзе. Из истории.., c. 69; З. В. Анчабадзе. Процесс консолидации абхазской народности в раннефеодальную эпоху. – Очерки истории Абхазс­кой АССР, т. I. Сухуми, 1960, с. 63-64; З. В. Анчабадзе. Очерк этнической.., с. 51-52.

[104] Н. А. Бердзенишвили. Вопросы истории Грузии. Tб., 1990, с. 590-593, 604-605 (на груз. яз.).

[105] Н. Ю. Ломоури. Абхазия в позднеантичную и раннесредневековую эпохи. – Разыскания по истории Абхазии/Грузия. Тб., 1999, c. 103-105.

[106] Д. Бакрадзе. История Грузии. С древнейших времён до конца X в. Ч. I. Тифлис, 1989, с. 273-274 (на груз. яз.).

[107] П. Уварова. Христианские памятники Кавказа. – Материалы археологии Кавказа, IV. М., 1894, с. 8.

[108] Д. И. Гулиа. История Абхазии.., с. 208.

[109] В. В. Латышев. К истории христианства на Кавказе. Греческие надписи из Но­во-Афонского монастыря. – Сборник в Честь графа А. А. Бобринского. СПб., 1911, с. 10-11.

[110] П. И. Ингороква. Георгий Мерчуле – грузинский писатель X века. Тб., 1954, с.192.

[111] З. В. Анчабадзе. Из истории.., с. 76-79; Ш. Д. Инал-ипа. Вопросы.., с. 407.

[112] Н. А. Бердзенишвили. Везират в Феодальной Грузии. – В кн.: Н. А. Бердзенишвили. Вопросы истории Грузии, т. III. Тб., 1966, с. 45 (на груз. яз.); Б. К. Кудава. Константинопольская патриархия и церковные центры Западной Грузии (IX в.). – В сб.: «Историани». К 60-летию Роина Метревели. Тб., 2000, с. 47 (на груз. яз.); Б. К. Кудава. Из истории Абхазского Католикосата. IX-XIII вв. – Грузинская дипломатия. Ежегодник, 9. Тб., 2002, с. 565 (на груз. яз.); Т. Коридзе. История Абхазского Католикосата (IX-XVI вв.). Автореферат на соиск. уч. степени кандидата исторических наук. Тб., 2003, с. 9-10.

[113] Об этом подробно см.: З. Папаскири. Об уточнении.., с. 325-335.

[114] Об этом подробно см.: З. Папаскири. К хронологии установления „Абхазского“ Католикосата.., с. 201-213.

[115] Об этом подробно см.: А. К. Кация. Памятники архитектуры в долине Цкуара. – Материалы по архе­о­ло­гии Абхазии. Сухуми, 1967; Корпус грузинских надписей. Т. II. Составил В. Силогава. Тб., 1980, с. 31-32; В. Силогава. Грузинская эпиграфика Мегрелии-Абхазии. Тб., 2004, с. 258-259; Л. В. Ахаладзе. Эпиграфические памятники Абхазии. – В сб.: «Разыскания по истории Абхазии/Грузия». Тб., 1999, с. 364; Л. В. Ахаладзе. Эпиграфика Абхазии как исторический источник. I. Лапидарные и фресковые надписи. Тб., 2005, с. 140-146 (на груз. яз.).

[116] Матиане Картлиса.., с. 265, 270; Летопись Картли.., с. 53, 55.

[117] Вахушти. История Грузии.., с. 796.

[118] З. В. Анчабадзе. Из истории.., с. 106-108.

[119] Ю. Н. Воронов. Царство Багратидов. – История Абхазии.., 1991, с. 89; С. М. Шамба. Абхазия: право на независимость… и др.

[120] Матиане Картлиса.., с. 295; Летопись Картли.., с. 66.

[121] Сумбат Давидис-дзе Багратиони. Жизнь и деятельность Багратионов. – Кар­т­лис цховреба, т. I. Тбилиси, 1955, с. 382; Сумбат Давидис-дзе Багратиони. История и повествование о Багратионах. Перевод, введение и примечания М. Д. Лордкипанидзе. Тбилиси, 1979, с. 38.

[122] Жизнь царя царей Давида.Картлис цховреба, т. I. Тбилиси, 1955, с. 358; Абхазия и абхазы средне­веко­вых грузинских повествовательных источников. Грузинские тексты на русский язык перевёл, предисловием и примечаниями снабдил Г. А. Амичба. Тбилиси, 1988, с. 87.

[123] Картлис цховреба, т. I (1955), с. 369; Абхазия и абхазы.., с. 99.

[124] История и восхваление венценосцев. Картлис цховреба. Грузинский текст под­готовил по всем основным рукописям С. Г. Каухчишвили, т. II. Тб., 1959, с.38; История и восхваление венценосцев. Грузинский текст перевёл, предисловием и примечаниями снабдил К. С. Кекелидзе. Тб., 1954, с. 41.

[125] М. Д. Лордкипанидзе. Образование грузинской феодальной монархии. – Очер­ки истории Грузии, т. 2. Тб., 1988, с. 376-377.

[126] З. В. Анчабадзе. Из истории.., с. 175-177.

[127] Н. Ш. Асатиани. К вопросу об антимонгольском восстании Давида Нарина. I. – Исторические штудии, II. Тб., 2001, с. 28-49 (на груз. яз.); Н. Ш. Асатиани, Ш. Дарчиашвили. К вопросу об антимонгольском восстании Давида Нарина. II. – Исторические штудии, V. Тб., 2004, с. 3-28 (на груз. яз.).

[128] Об этом подробно см.: Э. Гвенетадзе. Из истории возникновения Имеретинского царства. Тб., 2003 (на груз. яз.).

[129] Жамтаагмцерели.Картлис цховреба. Грузинский текст подготовил по всем основным рукописям С. Г. Каухчишвили. Т. II. Тбилиси, 1959, с. 229. Перевод с коррективами дан по Г. А. Амичба. См.: Абхазия и абхазы.., с. 107, курсив наш – З.П.

 

 

Данный материал впервые был опубликован в 2006г.

См.: З. Папаскири. „Абхазское“ царство – грузинское государство.

Исторические Разыскания. Ежегодник научных трудов

Абхазской организации Всегрузинского исторического

общества им. Еквтимэ Такаишвили.

VIII-IX. Тб., 2006, с. 68-106; электр. версия: http://sites.google.com/site/saistoriodziebani/dziebani2005-2006.

Эта же статья опубликована также в кн.:

З. Папаскири. И восстала Грузия от Никопсии до Дарубанда.

Издательство Сухумского государственного университета.

Тб., 2009 (на грузинском языке), с. 24-54; электр. версия: http://sites.google.com/site/zpapaskiri/publications-russian

 

                   

2 Responses to “• Папаскири- «АБХАЗСКОЕ» ЦАРСТВО”

  1. halkin said

    Ваш метриал меня очень заинтересовал. Я им воспользуюсь. Спасибо.

  2. David said

    Прекрасный материал. Надо переводить на все возможные языки.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: