IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Развернется ли Абхазия…

• Abkhazia-აფხაზეთი

 

***

 

Кремлю необходима война с Грузией. Взгляд из Кабардино-Балкарии на прошедшие выборы

Интервью Ибрагима Яганова “Седьмому Каналу” (Израиль). Первая часть
Авраам Шмулевич
27 Декабря 2011Федералов бояться больше, чем боевиковМой собеседник – Ибрагим Яганов, Председатель Общественного Движения “Хасэ” Кабардино-Балкарии, бывший командир батальона черкесских добровольцев в Абхазии (1992-1993 гг).Авраам Шмулевич– Что происходит на Кавказе, в Кабардино-Балкарии, в связи с выборами? Какие есть перспективы и как все это воспринимается? По имеющимся у меня данным, официально было сказано, что явка в Кабардино-Балкарии составила 95%, реальная же – 8%.Ибрагим Яганов– Да, это действительно так. Максимум до 10%, в отдельных местах, а в основном от 5 до 10 %. Люди совершенно апатично относятся к выборам. Считают, что они ничего не решают, и никакого смысла в них нет, что власти КБР дадут тот процент, который закажут из Москвы. К сожалению, реальных выборов у нас нет, не было их и при предыдущем президенте Кокове. Здесь в республике выборов нет со времен Сталина, ситуация с тех пор не изменилась. Как он сказал тогда “главное не то, как проголосуют, а как посчитают” – это действует и по сей день.Авраам Шмулевич– То есть, и при Ельцине, и при Путине, свободных выборов в Кабардино-Балкарии не было?Ибрагим Яганов– Не было. На выборы просто не ходят. А те, кто ходят – преимущественно пенсионеры. А они все у нас коммунисты и ходят по той причине, что иногда на выборах устраивают небольшие концерты, выездные буфеты, где можно что-то дешево купить, или просто “выйти в свет”. Молодежь все это просто не интересует.Авраам Шмулевич– У тех примерно 8%, кто пришел на выборы – какая партия больше всего набрала голосов?Ибрагим Яганов– Я думаю, коммунисты. Основная часть политически активного населения голосует за коммунистов. Основная масса молодежи – на выезде. Около ста пятидесяти тысяч человек трудоспособного населения находятся в России, в крупных мегополисах, в поисках работы. Они, конечно, на выборы не возвращаются, никаких открепительных талонов не берут, просто не ходят на выборы.Авраам Шмулевич – Сколько человек живет сегодня в Кабардино-Балкарии?

Ибрагим Яганов – По официальным данным, около 900 тыс. Кабардинцев чуть меньше 500 тыс, балкарцев около 100 тыс., русских в пределах 250 – 300 тыс. Но у русских тут есть такой момент: сейчас те, кто может куда-то уехать и чем-то заняться – они все выезжают, остаются только те, кто не может этого сделать.

Авраам Шмулевич – Выезжают сейчас имено русские, или кабардинцы и балкарцы тоже?

Ибрагим Яганов – Выезжают все. Но среди русских намного больше тех, кто уезжает навсегда. Кабардинцы и балкарцы выезжают в поисках работы, возвращаются через какое-то время. А если даже оседают там, все равно приезжают обратно на время.

Авраам Шмулевич – Этот отток русского населения вызван только экономическими причинами, или есть и национальное давление?

Ибрагим Яганов – Я бы не сказал, что есть какое-то серьезное давление, но менталитет русских менее приспособлен к тем суровым условиям, которые мы сейчас имеем. В их среде мало родственной консолидированности, в результате им сложнее выживать в нынешних суровых условиях. Родственные узы у кабардинцев и балкарцев – это серьезная вещь, и они им очень помогают выживать. Такого потенциала у русских нет, и им сложнее. Основная часть русского населения проживает в городе Нальчик и в двух районах Республики, Майском и Прохладненском, в других местах их практически нет. В Нальчике русские как-то адаптировались к этим условиям, у них есть возможность выживать. Но вот те, кто проживает в Майском и Прохладненском районах, им очень сложно. А федеральные власти, кроме того, что говорят, что надо удерживать отток русскоязычного населения, ничего не делают. Даже в казачьей среде нет никакой социальной и экономической поддержки. Кроме того, что их поддерживают морально, и таким образом пытаются удержать на месте, ничего нет. У них такая же коррупция, как и везде. Отдельные лица влились во властные структуры и работают по тем же коррупционным схемам. Несмотря на все разговоры, никакой реальной поддержки у них нет. И вообще, никакого улучшения жизненного уровня и русского населения, и балкарского и кабардинского, в республике нет.

Авраам Шмулевич – Есть ли протестный потенциал в ресупблике?

Ибрагим Яганов – Итоги выборов лучше всего показали, что на выборы никакой надежды у народа нет. Но власти смогли выдать тот процент, который они хотели выдать, потому что на выборы никто не пришёл, голоса остались свободными. Если бы они вышли и проголосовали, или как-то проявили свою активность, власти не смогли бы так фальсифицировать. Но активной гражданской позиции у нас напрочь нет.

Авраам Шмулевич – То есть, никаких массовых протестов в Кабардино-Балкарии по поводу выборов ждать не приходится?

Ибрагим Яганов – Авраам, дело в том, что мы в последние шесть лет, с 13 октября 2005 г., живем в режиме КТО (контр-террористической операции), и в этом режиме народ очень сильно напуган. По той причине, что любой гражданин нашей республики совершенно напрочь не имеет никаких гарантий безопастности, в любое время могут просто прийти и расстрелять.

Авраам Шмулевич – Расстрелять – кто? Силовики? Федералы, ФСБ, МВД? Или “лесные”, муджахеды?

Ибрагим Яганов – Основная масса населения по степени опасности разницы между двумя сторонами уже не видит. Я бы даже сказал, что властей боятся больше, чем боевиков, все-таки они придерживаются каких-то правил. А вот эти приданные части, из России, эти войска, которые здесь проводят КТО, больше всего боятся их. По той причине, что они ведут себя как оккупанты. А смотря на них, так же ведут себя и наши местные омоновцы. Все это вызывает у нас очень большое сожаление. Мы здесь не чувствуем разницы по степени безопастности между местными и приезжими силовиками, и между ними и этими, так называемыми, исламистами. То есть, народ кругом и повсюду окружен опастностью, и, откровенно говоря, все считают, что все это исходит из федеральных структур. В результате, на фоне этого повсеместного страха, говорить о какой-то гражданской активности не приходится. Люди рады тому, что нет войны, мы видели всё, что присходило в Чечне, в Абхазии, и никто здесь не хочет повторения чеченского варианта.

Авраам Шмулевич – Как будет развиваться ситуация?

Ибрагим Яганов – До марта, до президентских выборов, осталось очень мало времени. И люди много говорят о том, что федеральная власть может предпринять кардинальные меры для того, чтобы власть, которая сейчас находится в Кремле, осталась на месте. Мы помним, как после Ельцина Путин приходил к власти, помним начало второй чеченской войны, операцию, которую провели в Южной Осетии. У нас очень внимательно следят за тем, что происходит в Южной Осетии. Несмотря на то, что Россия признала самостоятельность Южной Осетии, напрямую вмешиваются в их внутрение дела. Джоева не устраивает Кремль не потому, что она антироссийская. Там нет антироссийских кандидатов, там все пророссийские. Единственное, что не нравится федеральным властям – то, что Джоеву поддерживает население. А руководитель региона, которого поддерживает население, нежелателен, потому, что при подержке народа он становится самостоятелен, начинает отстаивать интересы народа.

Авраам Шмулевич – Как ты относишься к лозунгу “Хватит кормить Кавказ”?

Ибрагим Яганов – Я за этот лозунг, двумя руками я голосую за то, чтобы прекратить кормить Кавказ. Только с небольшим уточнением: кого именно. Я бы уточнил: “Хватит кормить чиновников Кавказа”. Лично меня никто не кормит, я живу за счет своего труда, и я за этот лозунг.

Авраам Шмулевич – Есть ли опасность новой войны на Кавказе?

Ибрагим Яганов – Опасность новой войны есть. И события в Южной Осетии, думаю, свидетельствуют об этом. Единственная сторона, с которой моут начать войну федеральные власти – это Грузия. В сложившейся ситуации, Кремлю крайне необходима “маленькая победоносная война”, и она возможна именно с Грузией.

Авраам Шмулевич – Как может начаться такая война? Грузия вряд ли нападет на Россию.

Ибрагим Яганов – Это технический вопрос. Некоторые российские службы имеют в этой области богатейший опыт, и создадут предлог без особых проблем. Любой огонь начинается с маленькой искры, а потом быстро разгорается в очень большой пожар.

 
 
 

***

Развернется ли Абхазия в строну Тбилиси?

 

Мой собеседник – Ибрагим Яганов, Председатель Общественного Движения “Хасэ” Кабардино-Балкарии, бывший командир батальона черкесских добровольцев в Абхазии (1992-1993 гг).

Авраам Шмулевич –  Что происходит сейчас в Абхазии?

Ибрагим Яганов –   Сейчас там оранжевая лихорадка.

Авраам Шмулевич –  На абхазов так повлияли российские и юго-осетинские протесты против фальсификаций на выборах?

Ибрагим Яганов –  Это мандарино-апельсинная лихорадка. Мандарины подошли, Новый год на носу. Народ поэтому занят житейскими делами, а власти стараются резких движений не делать.

Авраам Шмулевич –  Они довольны своей независимостью?

Ибрагим Яганов –  Абхазия сейчас и экономически и политически подвязана к России. Независимость продекларирована, но реально ее просто нет. Нет ни экономической, ни политической, ни другой независимости.

Авраам Шмулевич –  А молодежь?

Ибрагим Яганов –  Прошло почти двадцать лет. Выросло целое послевоенное поколение, для них война – история. А те, кто воевали – многие из них уже в серьезном возрасте, многие ушли из жизни. Многие больны, и государство не в состоянии оказать им серьезную поддержку.

Авраам Шмулевич –  А какое отношение к Грузии сейчас в Абхазии?

Ибрагим Яганов –  Молодежь смотрит в сторону Тбилиси . Сейчас жители Абхазии могут сравнить то, что происходит на правой, сочинской  стороне,  с тем, что происходит на левой стороне, за Ингури. Грузия определила статус Южной Осетии и абхазии как оккупированных территорий.  И люди, живущие на оккупированных территориях, имеют соответствующие льготы. И отношение к абхазам, которые бывают в Грузии, лучше, чем отношение даже на границе в Адлере.

Авраам Шмулевич – То есть отношение грузин и властей Грузии к абхазам лучше, чем отношение российских властей?

Ибрагим Яганов –  Это факт. Я вполне ответственно это заявляю. Российская политика в Абхазии претерпевает большое поражение. То, что Россия  оказывает большую материальную поддержку Абхазии – так, как обычно, эта поддержка оседает где-то наверху, в руководстве. Основная масса ее не чувствует,  она на позиции выживания. А самое главное для народа – жить достойно. И я уверен, что абхазы, в конце-концов, выберут достойную жизнь.  А откуда она придёт, со стороны Сочи или Гали – я думаю, это вопрос времени.

Авраам Шмулевич – В 92-93 годах, во время войны, ты командовал батальоном черкесских добровольцев, затем был представителем Президента Абхазии в Кабардино-Балкарии, до тех пор, пока этот институт представителей не было упразднен в связи с признанием Абхазии Россией и открытием официального посольства и консульства…

Ибрагим Яганов – Я тебе скажу откровенно… Мы, те, кто там воевали, делаем анализ происходящего, делаем некоторые выводы. И мы в корне поменяли отношение к этой проблеме. Но у меня есть один барьер, котрый я не могу перешагнуть. Единственное, что меня сейчас очень сильно удерживает – это память погибших ребят, которые верили во что-то, это был период, когда мы все верили во всё это. Ввиду того, что мы живы – мы свое мнение поменяли, а они не могут поменять – и эта память нас очень сильно держит.

Авраам Шмулевич – А что вы тогда думали об отношении Абхазии и Грузии?

Ибрагим Яганов – Грузию мы тогда считали малой империей, вслед за Россией.

Авраам Шмулевич –  А что ты думаешь сейчас?

Ибрагим Яганов – Если бы Грузия нашла бы волю признать тот факт, который существует – это был бы очень серьезный шаг для наведения нормальных, экономических, социальных и политических взаимоотношений с Абхазией. Тогда ситуация в корне изменилась бы, пошли бы новые контакты, и они очень серьезно изменили ситуацию. Некоторые силы, которые держатся именно на этих противоречиях – они остались бы без потенциала и почвы. У Грузии были бы значительно более эффектные и благоприятные позиции, в том числе и в отношениях с  Россией.

Авраам Шмулевич – У Грузии есть тут два принципиальных момента. Первое – земля Абхазии, которая была исторической частью Грузии, на которой грузины жили многие века. Второе – проблема беженцев – самая большая проблема. У Грузии двести тысяч беженцев из Абхазии, которые жили там на протяжении поколений, даже потомки тех, кто приехали в Абхазию в советское время – уже несколько поколений выросло в Абхазии. Грузины считают, это консенсус там, что не могут отказаться от возвращения беженцев, а абхазы (и юго-осетины тоже) считают, что не могут их принять, что если беженцы вернутся, то абхазы снова станут меньшинством и потеряют всё.

Ибрагим Яганов – Ты знаешь, что удивительно – абхазы и так становятся меньшинством. Очень много армян сейчас заезжает, да и грузинские беженцы, несмотря на все проблемы, возвращаются, разными путями,  Гальский район уже заселён грузинами. Те беженцы, которые находятся в Тбилиси, – выросло новое поколение, для них Абхазия – красивая сказка, о которой рассказывают старшие. Я не думаю,  что все они хотят вернуться. Хотя  возможности какие-то префренции заработать на этой волне они тоже не упустят, по той причине, что других шансов у них так же нет, и это нормальный процесс. Несмотря на то, что политической воли вернуть всех беженцев в Абхазию нет, процесс возвращения грузин в Абхазию медленно идет. Неформально, тихо, спокойно – но идет. Если сейчас сравнить число абхаз и остальных – я сомневаюсь, что абхазов будет большинство.

Авраам Шмулевич – Ты сказал, что вы, абхазские добровольцы, сейчас по иному смотрите на эту войну. Это общая позиция всех абхазских ветеранов в  Кабардино-Балкарии, в Черкессии?

Ибрагим Яганов – Большинства. Мы знаем, что война кончилась, что надо жить дальше. Несмотря на то, что было, злости или неприятия грузинской стороны у меня нет, и у очень многих моих товарищей тоже нет. Да и исторически Грузия и Кабарда всегда были добрыми соседями, всегда друг друга выручали.  Здесь, в Нальчике, у нас тоже живут грузины, и к ним отношение как к своим, такое всегда было. Я могу этим гордиться, толерантность и уважительное отношение к людям любой национальности у нас всегда есть и было и, надеюсь, будет. Поэтому я двумя руками за налаживание отношений с Грузией. К сожалению, мы в составе Российской Федерации, и вынуждены считаться с теми условиями, в которые они нас поставили. Также мы вынуждены считаться и с тем, что двадцать лет – срок, в принципе, большой, но и одновременно не очень большой, память еще свежа. И просто так перешагнуть через прошлое и в корне поменять отношение – непросто.

Авраам Шмулевич – Я не думаю, что Грузия признает независимость Абхазии как независимого государства. Но, думаю,  возможна какая-то форма федерации. Различные грузинские и государственные и общественные деятели мне неоднократно говорили, что они предлагали абхазам и юго-осетинам самую широкую автономию, свой парламент, министры в правительстве, и т.д. Как ты думаешь, есть ли шанс, что абхазское руководство и абхазский народ согласятся на ту или иную форму конфедерации, федерации, на ту или иную форму вхождения в состав Грузии? Я лично думаю, что у абхаз есть только два выхода, две возможности. Или та или иная форма объединения с Грузией, лучшее всего на конфедеративных, федеративных  началах. Или поглощение Россией, превращение в придаток, как какая-нибудь Тува была, или просто превращение в российскую губернию. Они это понимают, абхазы?

Ибрагим Яганов –  Они это, в принципе, понимают. Я уверен, что шанс есть, и очень большой. Тем более, этому способствует российская политика, проводимая в Абхазии. Если все будет продолжаться и дальше в этом же направлении, то, благодаря неимоверным усилиям российских чиновников, этот шанс будет расти. И я думаю, в ближайшее время, такая возможность станет темой для серьезного разговора.

Авраам Шмулевич – А какие-то официальные или общественные лица в Абхазии могут об этом, об этой возможности, говорить?

Ибрагим Яганов – Там есть люди, которые могли бы об этом говорить, в принципе, но они просто побоятся по той причине, что их сразу предадут анафеме, там сейчас это очень быстро делается.

Авраам Шмулевич – Насколько российские спецслужбы контролируют ситуацию в Абхазии? В Грузии я неоднократно слышал мнение, что абхазы сами ничего сделать не могут. Как только они сделают шаг по направлению к Грузии, эти люди будут сразу ликвидированы, вступятся российские власти.

Ибрагим Яганов – К сожалению, это очень близко к правде. Самостоятельность  Абхазии была продекларирована. На самом деле её, фактически, нет.

Авраам Шмулевич – Могут ли, технически, абхазы, если захотят, проводить какие-то переговоры, которые останутся неизвестны российским властям?

Ибрагим Яганов – Нет. Ни одного шага самостоятельно, никаких переговоров, даже экономических, они сделать не могут. Всё под контролем.

Авраам Шмулевич – Возможны ли, теоретически, какие-то массовые выступления абхаз против российской власти, если абхазская элита этого захочет?

Ибрагим Яганов – Нет, пока нет. Благодаря уникальной природе основная масса населения имеет хорошую возможность выживать благодаря собственным ресурсам. Поэтому они еще долго смогут терпеть. Но этот беспредел – он продолжается, он растёт. Есть и давление со стороны властей самой Абхазии. Та же коррупция, что и в России, импортирована и туда, по той причине, что деньги-то российские. Поэтому говорить о каких-то массовых выступлениях пока в Абхазии невозможно, преждевременно.

http://ratmistr.livejournal.com/2627408.html

 

***

 

Отырба: Яганову лучше не появляться в Абхазии. Ибрагим Яганов: Век жить век учиться. Дискуссия касательно интервью Аврааму Шмулевичу «Развернется ли Абхазия, в строну Тбилиси?».

Комментарии Ибрагима Яганова на развернувшуюся резонансную дискуссию касательно его недавнего интервью Аврааму Шмулевичу «Развернется ли Абхазия, в строну Тбилиси?».

Ответ герою, защищавшему абхазский суверенитет, от абхазского журналиста Анатолия Отырба.

http://otyrba.livejournal.com/170862.html?thread=925550#t925550
Сколько раз говорилось, дурачкам лучше не лезть в политику 
29 декабря, 21:18

Безо всякого сомнения, после слов “Молодежь Абхазиит смотрит в сторону Тбилиси”, Яганову лучше не появляться в Абхазии, да и вообще, не попадаться на глаза тем о ком он рассуждает. Глупец, он и не понимает, что оказался слепым инструментом в руках политических акул. Правда, я не исключаю, что он согласился танцевать лезгинку под 7-40 за 30 серебрянников. Интересно было бы услышать его ответ на вопрос – чем, на его взгляд, руководствуется Шмулевичь, тратя время и силы на защиту черкесов? Альтруизмом и любовью к ним, или какими-то своими интересами? Ну а самое главное – в чем интерес тех, кто финансирует его весьма дорогостоящую деятельность?
А это Аврому. Надеюсь, вы уже поняли, что план ваших заказчиков по разжиганию очередной войны на Кавказе, с целью отвлечения внимания от очередной волны приватизации в России, провалился. Вашим жертвам, для того, чтобы сообразить, с какой целью там были затеяны две, совершенно нелогичные войны, пришлось дважды наступить на одни и те же грабли. А “инструменты” же, судя по всему, не поняли до сих пор.
 

 

Век жить век учиться. Комментарии Ибрагима Яганова
 
  
       

Ибрагим Яганов – Скажу откровенно, меня очень удивило, такая болезненная граничащая с истерикой реакция некоторых читателей данного интервью. Довожу до сведения всех, Авраам Шмулевич очень серьезный аналитик со своим очень интересным взглядом, на все что происходит в мире. К нему отношусь с большим уважением и дорожу дружбой. Все кто, не в состоянии ничего противопоставить его интеллектуальному взгляду на происходящее можете разводить истерику, называть его провокатором и вычислять всех кто ему платит, в том числе и мне. Ни ему, ни мне этот визг не мешает. Хотите оппонировать, делайте это достойно, без паники и оскорблений. Род Отырба в Абхазии уважаемый род. Не знаю это его настоящее имя или псевдоним, но, тем не менее, думаю, что он сам не виноват, виноват тот, кто его родил и забыл воспитать. Элементарно, к человеку, прожившему немного больше тебя, надо относиться с уважением, известная любому горцу истина. Но это известно горцу. Я больше не буду затрагивать эту тему, и вступать в полемику ни с кем из этих людей. Я не могу опускаться на их уровень, это не достойно тех от кого я происхожу.

С такой истерической ситуацией в отношении себя, за последние 20 лет я сталкиваюсь в третий раз.

Первый раз, мы столкнулись с этим в августе 1992 года, когда в Абхазии началась война. Власти КБР, а так же всей России, сделали официальное заявление «Грузия суверенное государство, что происходит в Абхазии внутри грузинский вопрос, мы не можем вмешиваться во внутренние дела Грузии. Те кто, поедут в Абхазию уголовные преступники и будут преданы суду». Это была воистину истерика, власти развернули широкую деятельность и пропаганду, что бы ни допустить молодежь в Абхазию. После такого заявление поток добровольцев в Абхазию увеличился в несколько раз. Ровно через год, те же деятели, назвали самую большую площадь в городе Нальчике площадью Абхазии, там же встретили вернувшихся с войны добровольцев и тогдашний руководитель, произнес крылатую фразу, «добровольцы спасли честь нации». В понятиях этих людей, это была гибкой политикой, в моем же понятии, выражаясь эпитетом В.И.Ленина «политическая проституция». Все они впоследствии были награждены орденами и земельными участками с видом на море. Тем самым уровняв по своему статусу всех, кто погиб в бою, с «мародерами» и разного рода «туристами военного периода».

Второй раз я столкнулся, с такой же истерикой когда, в 1995 году, приехал к тогдашнему президенту Абхазии Ардзинба В.Г., сел напротив него, и прямо высказал ему, все что меня беспокоило, и все о чем я думал, честно и открыто. Скажу откровенно, получил неадекватную реакцию, коротко говоря, он мне тогда сказал: «Ибрагим, ты хороший войн, но война закончилась, теперь дело политиков, и то, что у нас происходит уже, не ваше собачье дело». У нас были, довольно, близкие отношение, и мы могли разговаривать на любых тонах. После этого, некоторые из моих знакомых, с кем я воевал, начали на меня косо смотреть и болтать за моей спиной, придумывая всякие небылицы, как это происходит на базаре, и разводить истерику – объявив меня «врагом Абхазии». Конечно, находится в Нальчике, и смотреть на все это советуя, как и что надо делать намного легче, «со стороны всегда виднее». Послевоенный период очень сложный, приходиться разгребать горячие угли руками, но сидеть тихо в угоду властям и быть их ними друзьями (не без пользы для себя) мы не могли. Мы грызлись, говорили правду в лицо, была очень высокая температура, но никогда мы друг друга не унижали и не оскорбляли. Ни когда мы друг друга предателями не объявляли, и всегда у нас хватало мудрости обсудить любой вопрос, почему то сейчас этого нет. А очень жаль. Когда президент Ардзимба ушел из жизни, я был у него на похоронах и буду до конца жизни чтить его память, в моем сердце он остался президентом, главнокомандующим, другом и кумиром, весь остальной негатив я просто вычеркнул. 

Я действительно по современным понятием некоторых абхазов «глупец». Последние годы сильно поменялись ценности. Мудрыми и пользующиеся большим уважением в Абхазии считаются те, кто успел за эти годы продать несколько трофейных участков и домов, купить на эти деньги несколько «Ленд Крузеров» и торжественно их разбить! До сих пор не могу понять, откуда в Абхазии могут быть трофейные дома, вроде мы освобождали родину.

Ни кому в голову не пришло, спросить, что я имел в виду, произнося фразу «молодежь смотрит в сторону Тбилиси». 

Каждый понял эту фразу, в меру своей распущенности мысли и образа жизни.

Испокон веков, наши предки (под словом предки, я имею в виду, все адыго-абхазские народы) со снисходительностью и большим уважением, относились к поверженным врагам. В моем понимании столько крови было пролита не для того что бы мы сейчас разводили истерику при одном слове Грузия, а для сохранения родины и достойной жизни. Прошло, почти 20 лет, как закончилась война. Я считаю, что за этот период, Абхазия должна была стать государством и иметь равноправные взаимоотношение с Грузией, но этого не произошло. Сравнивая процессы, которые происходят в России с процессами в Грузии, скажу откровенно в моем понимании, Тбилиси выглядит значительно интереснее, чем Москва. 

В годы Великой Отечественной войны, Россия потеряла около 27 миллионов своих граждан, тем не менее, внуки тогдашних победителей, сегодня мечтают жить в Германии. Те, кто смогли уже живут там. Я понимаю, что антигрузинская риторика особенно полезна во взаимоотношениях с Россией, но это бесперспективно. Я не против России и не за Грузию, я за  демократически правовое государство, где будут гарантированы мои права, а так же права моих детей. 

Все моменты, которые я затрагивал, имеют место, так же очень много другого опасного негатива. Я не претендую на пророчества и абсолютно правильное мнение, вполне допускаю, что перегнул палку или ошибся, если убедите меня, готов принести извинения. Но умалчивать все это, прикрываясь лжепатриотизмом, я не намерен. Интернет, как рас то место, где мы можем это свободно обсудить, нельзя оставлять это все как есть, надо с этим, что то делать. Если мы вам не будем об этом говорить, то кто вам об этом скажет. Я понимаю, что особенно власти, будут скрипеть зубами, услышав мою фамилию, но для меня не это важно, мне интереснее, если они остановятся и посмотрят в зеркало, это полезно всем. Это необходимо не для того чтобы унизить друг друга, а для того чтобы не повторять ошибок и извлечь из этого хоть какой ни будь опыт.

Может быть, получится, что снова вызову огонь на себя, ничего страшного не в первой.

Давайте разговаривать, уважая друг друга, без оскорблении, как это подобает кавказцам, уважайте элементарные нормы «А-НЭМЫС», она у нас одна на всех.

© ratmistr.livejournal

 

 

 

3 Responses to “• Развернется ли Абхазия…”

  1. jaba melkadze said

    daragoi Ibragim, bilo bi luchshe dlia vas zhe samih cherkessov, barotsia za svoiu nezavisimost, a ne protiv gordoi Gruzii!

  2. kaxaber said

    ibragim, Afxazzi razgavarivali na afxaskom,no pisali i malili na gruzinskom iazike,paka ruskie ne prishli i ne razdeliali nas,ishio sdelali vragami..mi ix predlagaem federativni,fakticeski konfederativni (kak shveizaria)stroi i tak vaiti v evrosoiuz …no v Afxazii vsio kantraliruiut FSB(dawe s afxaskim familiam) i vediot antigzinskuiu ideologiu…no mi davno borimsia protiv kravawadnii imperii…spasiba shto vi eta uwe osaznali.

  3. Шалва said

    Яганов рассуждает о независимости апсуа на грузинской земле! Значит можно построить свое государство на чужой земле? Ну что же, послушаем, что будет говорить Яганов, когда балкарцы выгонят кабардинцев и объявят их земли своей исторической родиной! История все расставляет на свои места, не спрашивая никаких Ягановых!

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: