IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Зубайраев может умереть в тюрьме от пыток

♥ კავკასია – Caucasus

РОССИЯ–ТЮРЬМА И КЛАДБЫЩЕ НАРОДОВ

 

МОСКВА. Уроженец Чечни Зубайраев может умереть в тюрьме от пыток

 

24.10.2011

Без освещения в СМИ истории заключенного уроженца Чечни Зубайра Зубайраева он умрет в тюрьме, заявили участники пресс-конференция «Пытки и избиения в российских тюрьмах», прошедшей 20 октября в пресс-центре в Москве. По словам руководителя комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, Зубайраев – далеко не единственный, кто нуждается в помощи.

На пресс-конференцию были приглашены многие правозащитники среди которых руководитель «комитета гражданского содействия» Светлана Ганнушкина, сестра заключенного Зубайра Зубайраева Малика, адвокат заключенного Муса Хадисов и журналистка и правозащитница Елена Санникова.

Зал пресс-центра был заполнен журналистами почти полностью: посетили мероприятие представительница газеты «Свободное слово», представитель движения «Солидарность», журналистка французского радио «RTL», журналист радио «Голос Америки», член «Ассоциации независимых журналистов», работница каталонской газеты Avui и журналист польской газеты «Речь Посполитая».

В 13.20 все приглашенные спикеры, кроме кремлевского засланного казачка Людмилы Алексеевой, были в сборе. Кстати, как оказалось, правозащитница не сможет присутствовать на конференции, так как она переквалифицировалась из правозащитника в правоохранителя и вызвана в т.н. общественный совет при банде МВД, членом которой она отныне является.

Первой выступила правозащитница, глава «Комитета гражданского содействия» Светлана Ганнушкина. По ее словам, Зубайраев – далеко не единственный чеченец, кто нуждается в помощи. Так, недавно в организацию обратились из 41 Кемеровской колонии, где 80 человек, прежде всего чеченцы, объявили голодовку, а один человек даже покончил с собой.

Причем, по словам правозащитницы руководство тюрьмы не предпринимает никаких попыток уладить конфликт.

«Я звонила туда, и каждый раз мне спокойным голосом отвечали: «У нас все замечательно, и вообще у нас солнышко светит, что вы волнуетесь?» Когда же мы сказали, что знаем о голодовке и что это экстраординарное событие, нам сказали: «Это для вас экстраординарное событие, а для нас – нет», — рассказывает Ганнушкина.

Она рассказала, что Зубайр Зубайраев родился в 1978 году, в 14 лет остался без отца и стал старшим мужчиной в семье. «Как нам известно, семья к вооруженным структурам отношения не имела, и единственное, что ей можно поставить в «упрек», это то, что ее члены участвовали в антивоенных демонстрациях (наверняка в первую русско-чеченскую войну, так как во вторую войну о подобных мероприятиях речи и быть не могло – КЦ). А когда наступил мир, Зубайраев почему-то попал в «черный список», — рассказала Ганнушкина.

После преследования со стороны кадыровцев по решению семьи Зубайр Зубайраев переехал в Австрию. В 2006 году мужчина вернулся на родину из-за болезни матери, помог ей выздороветь и уже собирался уехать обратно за границу, но 23 февраля 2007 года исчез.

«Семья три месяца не была в курсе, где находится Зубайр. Обнаружили мужчину в ГУВД по Грозненскому району, и с этого момента начались пытки. Ему вырывали ногти, пытали током, то есть использовали весь ассортимент, который применяется до сих пор и в Чечне, и в соседних республиках, да и вообще по всей России. Также угрожали его беременной жене. В результате Зубайр себя оговорил, сообщила Ганнушкина. Затем он под этим давлением согласился с тем, что поддерживал моджахедов.

Светлана Ганнушкина кроме всего зачитала некоторые свидетельства, записанные со слов тех, кто видел Зубайраева.

«Имран Ижиев, чеченский правозащитник 9–10 ноября 2008 года я вместе с группой правозащитников пришел повидать Зубайраева. За это время я был трижды на свидании с заключенным и убедился, что ему не оказывается необходимая медицинская помощь. Раны, нанесенные ему сотрудниками колонии, гноятся, но ему не делают необходимых перевязок», — читала Ганнушкина.

«Другой посетитель: Зубайраев еле передвигается, буквально доведен до истощения физического и морального, левая половина лица ото лба до подбородка представляет собой огромную гематому. Лицо перекошенное, опухшее и с левой стороны почти потеряло чувствительность. То есть, говоря медицинскими терминами, произошел парез лицевого нерва. На руках раны, как будто куски мяса щипцами вырывали, на правом коленном суставе рана, из которой течет гной. По словам Зубайраева, рана нанесена отверткой. На лицо признаки сотрясения мозга крайней степени», — зачитала показания свидетелей Ганнушкина, заверив, что таких показаний много.

Правозащитница Ганнушкина напомнила, что 11 февраля 2009 года в Независимом пресс-центре была проведена пресс-конференция, на которой рассказывали о состоянии Зубайраева. Тогда же были показаны и фотографии заключенного.

В этот момент адвокат Муса Хадисов вынул стопку снимков, сделанных в ноябре 2008 года и на которых запечатлен Зубайраев. Их пустили по залу. На фотографиях видно, что заключенный сильно избит, на лбу кровоточащая рана, много синяков, ноги покрыты гнойными ранами.

«Когда эти снимки попали к нам, издевательства на короткое время прекратились. Но уже 13 марта принимается решение о переводе Зубайраева в «крытую» тюрьму, то есть ужесточается режим содержания. 22 марта мы направили туда Мусу Хадисова, который подробнее расскажет о своем визите», — рассказала Ганнушкина.

В заключение она привела цитату начальника хирургической части ЛИУ-15 Караваева по делу полковника Буданова, взятую с его странички в Интернете: «Понятно, что чеченцев и всех «чеченолюбов» более всего устроил бы вариант, чтобы у Буданова не выдержало сердце, и он умер бы в тюрьме под клеймом преступника в глазах «общественного мнения».

Выступивший после Ганнушкиной адвокат Зубайраева Муса Хадисов заявил, что в последнее время участились случаи издевательств над заключенными, особенно, если они чеченцы. «Причина тому – участие работников ФСИН в чеченских войнах. Они принимали в них непосредственное участие и видели все ужасы, поэтому агрессия переносится на чеченцев. Начинаются пытки, издевательства», — считает Хадисов.

В 2009 году он ездил к Зубайраеву в Волгоград и видел его именно таким, каким тот запечатлен на снимках. «Ноги перебинтованы, между чашечками коленей были видны следы от вкрученных шурупов. Зубайр рассказал, что как-то в конце октября, когда уже были заморозки, его увели на плац, сняли всю одежду и нагим оставили на ночь», — рассказал адвокат.

Как-то ему удалось поговорить с начальником ЛИУ-15, и тот возмущался, что Зубайраеву дали слишком маленький срок, так как по инкриминируемым статьям ему должны были дать «от восьми лет».

«Я тогда подумал: суд дал ниже нижнего придела, то есть засомневался в виновности, и это развязывает руки сотрудникам ФСИН. В российских тюрьмах пытают очень многих людей, которые так или иначе относятся к чеченским войнам, и это большая проблема. Одна из пыток: ставят мужчин на сутки по пояс в холодную воду. После этого они уже не мужчины, половые органы не работают. И почки студятся», — заявил Хадисов.

Что касается Зубайраева, то к нему, по словам правозащитников, применялись самые изощренные пытки. «Ему прибивали ступни ног к полу. Когда он мне это рассказал, я, честно говоря, не поверил. Он снял носки и показал мне следующее: на правой и левой ступнях видны входные и выходные зарубцевавшиеся отверстия от гвоздей. Также его били по почкам бутылкой, наполненной водой. Его избивали даже врачи. Ну ладно, оперативники, это хоть как-то объясняется, но врачи! Сами можете сделать вывод, какое от этих врачей может быть лечение», — рассказал адвокат.

В места лишения свободы к Зубайраеву ездили его сестры. Они просили начальника тюрьмы прекратить издевательства, но тот ответил: «Живым Зубайраев не выйдет», рассказал Хадисов.

Он считает, что документы, согласно которым заключенного переводили в более строгую тюрьму, сфальсифицированы. В частности, ключевым моментом стало обнаружение в фуфайке Зубайраева таблеток анальгина и папазола, при этом рубаха не была на теле заключенного. Кроме того, в документах говорится, что «он невежливо относился к своему земляку, зэку Бибулатову».

«Какие именно слова Зубайраев говорил сокамернику, неизвестно. Мужчины говорили на чеченском языке, поэтому понять, что один действительно оскорбляет другого, невозможно, так как ни смотрители, ни остальные сокамерники не знают этого языка», — пояснил адвокат.

Еще одним «звонком» для перевода Зубайраева стало дисциплинарное взыскание за то, что тот якобы пытался выйти за территорию больницы, но, по словам Хадисова, это невозможно. «Там стоит охрана, ограждение», — рассказал адвокат.

По его словам, этих трех нарушений хватило суду, чтобы отправить Зубайраева в более строгую тюрьму в Минусинск. Хадисов уже несколько раз обращался во всевозможные инстанциях, везде отвечали, что «нарушений не обнаружено».

Хадисов заявил, что Зубайраева продолжают пытать и по сей день. «Он лежит. Тюремщики говорят, что он на них нападет, но как Зубайр может это делать, если он встать не может?» — отмечает адвокат.

Он рассказал, что недавно после очередного избиения Зубайраев попал в красноярскую больницу при банде ФСИН. Его осмотрел врач и записал все побои, но после этого документ выкинул. «Зубайраев оказался молодец: он аккуратно достал бумагу из урны и передал ее мне. На основании этой бумаги я написал заявление на имя прокурора республики с просьбой привлечь к ответственности сотрудников ФСИН, избивавших моего подзащитного. Но ничего не происходит», — рассказал Хадисов.

«Если события вокруг Зубайраева не будут освещаться, то его убьют»

Далее слово взяла сестра Зубайраева Малика. «Я думала, что после пыток от него отстанут, и он досидит в более-менее нормальных условиях. Но этого не случилось. 11 июля мы (родственники) ездили к нему. Но в свидании нам отказали. И только после того, как мы обратились в местную чеченскую диаспору, мы смогли встретиться с Зубайром. Правда, в помещении присутствовал мужчина, который следил, чтобы мы не говорили на чеченском», — рассказала Малика.

На запястье ему зашили верхний слой кожи, а перерезанные сухожилия оставили Увидев брата, родственники были в шоке: на правом запястье виднелись следы от порезов, были перерезаны сухожилия, рука не действовала.

«Он не владел телом. Не мог ни сидеть, ни стоять. У него гноилась рука: Зубайр рассказывал, что заместитель тюремного врача, некий Новиков, сыпал на раны какой-то порошок, чтобы те не проходили. Еще брат рассказал, что на запястье ему зашили верхний слой кожи, а перерезанные сухожилия оставили», — рассказала Малика.

После этого женщина сделала паузу, было видно, что ей не по себе, но она собралась и продолжила рассказ.

«На свой страх и риск Зубайру помогают сокамерники, а ведь им строго запретили. Хоть что-то делают, пока охранники не видят. Мы пытались улучшить содержание брата, но все безрезультатно. Я пришла к выводу, что в этой тюрьме творится полное беззаконие. Не оставьте без внимания этот вопиющий случай!» — попросила журналистов Малика.

После этого свой рассказ начала журналистка и правозащитница Елена Санникова.

«Когда Зубайраева перевели в более строгую тюрьму, я понадеялась, что хуже уже быть не может: там, где законы тяжелее, все-таки его не будут избивать так жестоко и так сильно. Не могут же всюду находиться садисты?! Прошел год, потом еще год, и этим летом я узнала от своей подруги из США, которая созванивалась с Маликой, что Зубайраева опять избивают и что его состояние гораздо хуже, чем было. Я захотела предать эту информацию огласке, но подруга меня остановила. Она сказала, что огласка уже была, и это не помогло», — рассказала Санникова.

Теперь же ситуация дошла до крайности: если события вокруг Зубайраева не будут освещаться, то его убьют, поскольку «договориться с системой, как это умеют некоторые осужденные и их адвокаты, уже нельзя», уверена журналистка.

«Зубайр, несмотря на то, что он не встает, у него сломан позвоночник и отнялась рука, не сломлен духом. Ему говорят: не жалуйся, говори, что все хорошо, и трогать не будем — вот на это он не согласен. Он не согласен говорить неправду, лгать о своем положении. И в этой ситуации мы должны его защитить», — подытожила Санникова.

На вопрос журналистов, поможет ли прошедшее мероприятие привлечь внимание общественности к ситуации с Зубайраевым, Светлана Ганнушкина заявила корреспонденту агентства «Кавказский узел», что «это единственное, что остается делать».

«Это единственный наш способ влияния, хотя я не уверена, что он поможет. Пока мы еще не вышли на улицу громить все вокруг. Хотя выйдем не мы, авыйдут те, кто сметет и нас, и их, власть. Очень бы хотелось, чтобы там поняли, что и их сметут – тех, кто поддерживает нынешнюю систему и строит вертикали без всяких демократических подпорок», — заявила Ганнушкина.

КЦ

 

კომენტარის დატოვება

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: