IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Власовцы и Прибалты

 

 

Михаил Герасимов

ВЛАСОВЦЫ  И  ПРИБАЛТЫ

 

Официальная советская, а ныне и российская пропаганда намертво приклеила к власовцам ярлык «предателей». Между тем, подобное же клеймо не ставят почему-то на коллаборационистов прибалтийских — военнослужащих эстонской и латвийских дивизий СС, полицейских, членов добровольных военизированных организаций. Однако все эти люди тоже должны считаться предателями, если смотреть на дело глазами советских репрессивных органов. Ведь к началу войны страны Балтии уже входили в состав СССР, хотя, наверно, сталинские паспорта успели получить далеко не все их жители. С точки зрения чекистов, предателями надлежало бы назвать и многочисленных гражданских лиц, работавших на освобожденных от советской власти прибалтийских территориях (именно так в Советском Союзе трактовали подобную же категорию русских).

Но русских коллаборационистов предателями называют, а тех — нет! Здесь мы видим своеобразный психологический феномен, восходящий еще к временам переписки князя Андрея Курбского с Иваном Грозным. Отвечая на обвинения сбежавшего за границу Курбского в жестокости и вероломстве, царь писал своему оппоненту: «А жаловать своих холопов мы всегда были вольны, вольны были и казнить…»

Вот где собака зарыта! Для властей дореволюционной России, СССР, нынешней РФ «государствообразующий народ» — русские — всегда были, есть и будут презренными холопами, пушечным мясом, объектом самой циничной эксплуатации. А холопу, да еще имеющему в качестве предков поколения таких же холопов, следует не просто служить господину за страх. Он обязан повиноваться ему за совесть, должен обожать своего тирана. Во всяком случае, этого ждут сами тираны. И надо сказать, что русские почти всегда чаяния своих господ оправдывали, будучи рабами не только по судьбе, но и по призванию. Что же касается таких фигур, как Андрей Курбский, царь Лжедмитрий или генерал Власов с их сподвижниками, то они являлись лишь отдельными светлыми пятнами на черном фоне. Они, будучи непонятыми и гонимыми, пытались указать России некий альтернативный путь развития, поскольку ее извечный «особый» путь справедливо виделся им тупиковым.

В отличие от русских, у народов Балтии совсем другой менталитет, другие хозяйственные и культурные традиции. Им присущ хуторской индивидуализм, они не испытывают никаких сентиментальных чувств к общине, к «миру». Но они же крепко сплачиваются перед лицом опасности, грозящей их индивидуализму извне, со стороны чуждых им сил, которые олицетворяют собою тоталитарную стадность. Излишне уточнять, что эти враждебные для местных этносов силы позиционируются на востоке и воплощением их является именно русский народ (впрочем, русская «пятая колонна» превратилась для Балтии уже и в опасность внутреннюю).

Здесь-то и кроется причина массового прибалтийского коллаборационизма. Этим и объясняется невероятная стойкость, проявленная теми из местных жителей, кто сражался в рядах немецкой армии. Достаточно сказать, что двенадцать латышей получили высшую награду Рейха — Рыцарский крест Железного креста. Такую награду имели и шесть эстонцев. Это больше, чем у других иностранцев, служивших в вермахте и войсках СС (у голландцев и бельгийцев было по четыре креста, у французов и датчан — по три). А Рыцарского креста с дубовыми листьями удостоены только два иностранца из этой категории, и в их числе — командир эстонской дивизии СС Альфонс Ребане. Позже подобную же неустрашимость в борьбе с уже победившим врагом проявили латвийские, эстонские и литовские «лесные братья».

Хоть Гитлер и не восстановил государственный суверенитет здешних стран, но для их населения он был меньшим злом, чем нахлынувшие с востока советские орды. Ведь эти последние (с их превалирующей русской составляющей) интуитивно ненавидели сам уклад жизни прибалтийских народов, их ориентацию на Европу, их тягу к личной и государственной независимости. Впрочем, в русской истории так было практически всегда: здесь рабы чуть ли не дифирамбы поют своим цепям и поэтому в любой момент готовы растерзать свободных людей (и по команде хозяина, и просто так — чтобы не раздражали).

Вольнолюбие народов Балтии, их приверженность европейским стандартам жизни всегда были разительными, бьющими в глаза. До такой степени, что даже официозные историки и журналисты — как советские, так и ныне российские — избегали и избегают пользоваться в данном случае словом «предатели». Изменить может лишь некто свой — свой прислужник или невольник. Чужой изменить не может по определению. А население стран Балтии было и для советской власти, да и для всего «государствообразующего народа» чужим абсолютно, стопроцентно и навсегда. Этот факт официальной пропагандой тоже отчетливо осознавался.

Жители Прибалтики, насильственно превращенные в советских граждан, опасались не только НКВД и «раскулачивания». Причина их упорного сопротивления большевизму лежит глубже. Прибалты инстинктивно боялись не только разделить с русскими их роевой образ жизни, подавляющий личность, но и заразиться их насекомообразным роевым сознанием. Именно так: они боялись русских как заразы. Ибо те давно и вполне смирились со своей участью безгласного орудия, предмета. Более того, привыкли находить в ней извращенное мазохистское наслаждение. Так что народы Балтии защищали от советов не только родную землю, но нечто гораздо более ценное: собственную душу.

Что же касается власовцев, то можно определить их как своего рода «прибалтов по натуре». Это люди, восставшие не против одной лишь сталинской системы, но и против обрекающего их на вечное холопство исторического рока. Если они что и «предали», то лишь то, что должен брезгливо отторгать каждый уважающий себя человек. Большинство же их соплеменников равнодушно предают то, что уважающая себя личность предавать ни при каких обстоятельствах не должна: самих себя, свои неотъемлемые права — данные от рождения, но постоянно отчуждаемые тоталитарным или автократическим государством. Хотя следует отметить, что в национальном вопросе и Власов, и его соратники из числа высших руководителей стояли на великодержавных позициях, недалеко уйдя от своих злейших врагов. На таких же позициях ранее стояли и вожди белого движения, оттолкнувшие тем самым потенциальных союзников и во имя сохранения «окраин» погубившие все. Никто из них так и не дорос до прекрасного лозунга: «За вашу и нашу свободу!»

Следует подивиться политической прозорливости того же Курбского. Еще служа Ивану Грозному, князь убеждал его отказаться от военных действий в Прибалтике, призывая сосредоточить все усилия на южном направлении. Эта переориентация должна была обезопасить Московию от набегов Крымского ханства. Что же мы видим сейчас? Все потуги России проглотить Прибалтику в конечном итоге закончились пшиком. Но вместе с тем России и не угрожает оттуда никакая военная опасность. Ее границы с «агрессивным блоком НАТО» — самые спокойные из всех, которые она где-либо имеет (конечно, в этот ряд следует поставить и границу с Финляндией). Зато по-прежнему взрывоопасен юг, да еще если и решать его проблемы так, как привыкла и любит это делать Россия.

Неустанное стремление Московии к берегам Балтики с нею же и сыграло потом не одну злую шутку. Именно распропагандированные большевиками балтийские матросы стали одним из главных факторов, уничтоживших русскую государственность. Именно они пальнули из пушки по Зимнему. А при Горбачеве одним из основных факторов, уничтоживших государственность советскую, были боровшиеся за независимость прибалтийские республики.

Однако цари, генсеки, президенты все рвутся и рвутся в Прибалтику. Невозможна открытая агрессия? Не беда! Поддержим своих агентов влияния, взломаем правительственные сайты, устроим уличные беспорядки… Остановиться Россия уже просто не может: ведь ею движет все та же застарелая лютая ненависть. Такую же истеричную злобу Москва начинает испытывать и по отношению к Грузии. Стоит лишь полюбоваться на российских солдат, ворвавшихся в пустые грузинские казармы.

На заре перестройки стремление прибалтийских республик к свободе вызывало у многих русских политиков сарказм. «Да где им без нас прожить? — паясничал Жириновский. — У них же ничего нет, один сыр». Однако живут ведь! Хотя, конечно, и не без проблем. Но это уже проблемы культурных чистеньких стран, а не смердящего татаро-монгольского стойбища.

И надо же — какая наглость! — примеру Балтии осмелилась последовать Грузия. А ведь ей-то мы доверяли, считали ее своей, слушали песни Вахтанга Кикабидзе и ансамбля «Орэра», без опаски пили Цинандали… Грузия, как и мы, по уши сидела в липкой трясине кумовства и коррупции. И казалось, от этого была нам еще родней и ближе. Да и как она без нас проживет? Там же ничего нет, одни грецкие орехи. И мы ей докажем, что не проживет! Ведь бедолагам, оказавшимся по соседству с нами, но зачем-то стремящимся быть лучше нас, мало иметь лишь сыр или орехи. Надо обязательно обзавестись еще танками, авианосцами, атомными подводными лодками и многим другим в том же роде. Грузия это поймет, она раскается… Что ж, Грузия поняла, ибо язык залпов убедителен. Но вот раскаиваться не спешит, а спешит в НАТО. И правильно делает.

Список «оранжевых врагов» РФ растет: страны Балтии, Грузия, Молдавия… Все меньше и меньше взаимопонимания с Украиной. Россия записывает в недруги каждого, кто желает быть не забитым и зависимым, а цивилизованным и по-настоящему суверенным. Ведь первыми так легко манипулировать! И еще: лучший способ кого-то покорить — уподобить его себе. Тогда у покоренного не будет ни обид, ни сомнений, ни рефлексии. Москва поэтому не только давит и угрожает, но также подкупает и развращает. Потеет она, пыхтит… И конечно же надорвется. Причем надорвется, исчезнет, испарится вся целиком — и в лице государства, и в лице народа. Ибо ни то, ни другое никакого снисхождения от истории не заслуживают.

С государством-то все давно и так ясно. А население… Возьмем хоть митинги «за честные выборы». Что-то не видно там ни одного грузинского или молдавского флага. Там не звучат призывы отдать Грузии отторгнутые от нее земли, убраться из Приднестровья или Карелии. Судя по всему, организаторы и участники митингов полностью поддерживают политику кремля в отношении ряда соседних стран или оккупированного Северного Кавказа… Не хватило у них ни ума, ни сочувствия, чтобы увязать эти внешние проблемы с внутренними. А ведь здесь самая тесная связь, прямая зависимость! Пока не прекратятся хамские выходки России против свободолюбивых соседей, никогда не будет нормальной жизни и в ней самой. Ибо традиционное и для властей и для простых россиян золотоордынское сознание просто несовместимо с современной цивилизацией. В мире высоких технологий носитель такого сознания всегда будет изгоем, и никаких «честных выборов» не видать ему как своих ушей. Да и не сможет он ими воспользоваться: не для дикарей выборы придуманы. Разве что облить кислотой эстонскую женщину-посла или в грузинском доме стибрить унитаз — вот и все, на что способен дикарь.

Раз не понимает этого даже оппозиция, значит, конец этому народу, крышка. Туда ему, значит, и дорога!

 

 

 

                                  

 

 

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: