IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Воробьевский: Лучше Быть Отшельником в Тайге, Чем Рабом в Казарме

• Russia – რუსეთი

ЛУЧШЕ БЫТЬ ОТШЕЛЬНИКОМ В ТАЙГЕ, ЧЕМ РАБОМ В КАЗАРМЕ

На днях послал я в несколько десятков российских и международных правозащитных организаций своё прилагаемое письмо, касающееся одной довольно трагической истории. Ответов на него, увы, на данный момент почти не было (подробности об этом — в конце, после текста данного письма)…
———————————-

tn

Леонид Дуркин

Здравствуйте!
Недели две назад — т.е. в самом конце ноября и в первых числах декабря — в ряде СМИ, включая даже центральные российские телеканалы, была обнародована информация об аресте или “задержании” на Камчатке 30-летнего уроженца города Таганрога Леонида Дуркина, 11 лет назад отказавшегося служить в армии (где он находился “по призыву”, т.е. против своей воли), ушедшего из воинской части и все эти годы скрывавшегося в камчатских лесах. Хотя ни в каких насильственных (как и имущественных) преступлениях он даже не обвиняется, однако по российским телеканалам было объявлено, что теперь ему предстоит, как минимум, 7 лет провести в заключении за “дезертирство”.

В связи с вышеизложенным я хотел бы, чтобы российскими и международными правозащитными организациями Леонид Дуркин был бы включён в список политзаключённых. Сущность его так называемого “преступления” заключается в том, что он лишь попытался вернуть себе отнятую у него “государственными структурами” свободу, т.е. отказался находиться в подневольном состоянии — фактически в рабстве у этих “структур”.

К тому же, он отказался служить в качестве фактического раба не просто какому-то государству, а, очевидно, узурпаторскому, антидемократическому и просто преступному путинскому режиму. Это было уже совершенно очевидно по ряду причин — в том числе из-за геноцидной войны в Чечне, известных взрывов жилых домов, явных фальсификаций на “выборах” и т.п., — даже в 2004 году, когда Л.Дуркин покинул воинскую часть.

Кстати, сам он объясняет свой уход оттуда тем, что просто “устал от армии”, однако, очевидно, что в нынешнем положении, — независимо от того, были ли у него сугубо политические причины этого поступка или нет, — объявлять о них публично он едва ли может. Главное — то, что по своим действиям (даже независимо от их мотивов) он полностью, на мой взгляд, соответствует не только статусу политзаключённого, но даже и определению “узник совести”.

Ещё добавлю, что, по-моему, вообще все так называемые “уклонисты” и “дезертиры” (во всяком случае — если речь идёт не о добровольной, не о контрактной, а о подневольной, т.е. “призывной” военной службе), не совершившие каких-либо серьёзных насильственных преступлений, должны быть причислены к политзаключённым или даже к узникам совести. А воинская повинность (кстати, фактически приведшая к двум мировым войнам и ко множеству других кровавых трагедий), на мой взгляд, уже давным-давно должна быть объявлена совершенно противоправным пережитком рабовладельческого строя…

На всякий случай прилагаю несколько ссылок на публикации о так называемом “дезертире” Леониде Дуркине:

http://ren.tv/novosti/2015-12-02/dezertir-rasskazal-kak-11-let-provel-v-lesu-skryvayas-ot-sluzhby-v-armii
http://newskaz.ru/russia/20151204/10423241.html
http://topdialog.ru/2015/11/30/v-lesu-na-kamchatke-zaderzhali-dezertira-kotoryj-skryvalsya-ot-armii-11-let/
http://arhivach.org/thread/126318/
http://www.gazeta.ru/social/2015/11/30/7926707.shtml
http://dontr.ru/vesti/obshchestvo/11-let-taganrozhets-skry-valsya-ot-armii-v-kamchatskih-lesah/

Всего самого хорошего!
С уважением,

Дмитрий Воробьевский,  редактор самиздатской газеты “Крамола”

(её блог: http://krrramola.livejournal.com/ ), г.Воронеж.
————————————–

Повторю, что ответов на это письмо, отправленное мной в ряд правозащитных организаций, к сожалению, почти не было. Да и из того, что я всё-таки получил в ответ на него, можно понять следующее — увы, едва ли кто-то будет что-то предпринимать ради того, чтобы Леонид Дуркин и другие подобные люди — кстати, довольно многочисленные, — не причинившие никому никакого реального вреда и не совершившие ни малейших насильственных действий, а лишь отказавшиеся быть государственными рабами, были бы включены в списки политзаключённых или узников совести (включение в которые могло бы приблизить их выход на свободу)…

В частности, среди этих очень немногочисленных ответов, в качестве как бы основной версии, было следующее высказывание: “Он просто дезертир без всяких политических воззрений”. А также — такое сожаление: мол, “вся беда в том, что он сказал, что “устал от армии”, поэтому ему вменяют ст. 338 УК РФ”… А вот если бы, мол, “он сказал, что хочет служить, но условия и порядки в армии не позволяют ему служить, то в отношении Дуркина возбудили бы более мягкую статью…”

То есть, если я правильно понял, уважаемые правозащитники (во всяком случае, значительная их часть), по-видимому, считают, что помещения каких-то людей в тюрьму за их попытку реализовать своё простое и совершенно естественное желание освободиться от прямого физического порабощения некими “государственными структурами” вовсе, мол, недостаточно, чтобы считать их политзаключёнными или узниками совести, достойными какой-то помощи со стороны правозащитных организаций. А для получения такой помощи им необходимо, мол, заявлять, что существование на положении раба (в частности — в казарме, где люди оказались явно не по своей воле) вполне, мол, приемлемо и даже желательно, да вот только какие-то “условия и порядки” надо бы, мол, несколько улучшить…

Между прочим, абсолютное большинство населения России, несмотря на многолетнюю “патриотическую” теле-пропаганду, придерживается по данному вопросу (т.е. насчёт воинской повинности) гораздо более либеральных взглядов, чем многие российские правозащитники. Правда, за последний год у меня данных нет, однако лишь несколько лет назад за немедленную отмену воинской повинности — судя по множеству разнообразных опросов — высказывались примерно от 70 до 90 процентов россиян. В этих цифрах я убедился лично, т.к. года 3 или 4 назад на одном довольно популярном и даже вовсе не оппозиционном российском сайте (прилагаю соответствующую ссылку: http://otvet.mail.ru/question/64484696/ ) воспользовался существующей там возможностью организовывать опросы и задал публике в связи с началом очередного армейского призыва следующий вопрос: “Велика ли разница между захватом террористами заложников, работорговлей и принудительным призывом в армию?”. Наибольшее количество сторонников получил следующий вариант ответа: “Принудительная армейская служба хуже рабства (т.к. рабов заставляют лишь работать, а солдат — ещё и убивать кого-то)”…

Кстати, ещё в двадцатые годы 20-го века против этой совсем уж чудовищной государственной дикости публично выступили очень многие уважаемые и известнейшие представители, так сказать, мировой общественности. В том числе, например, — Альберт Эйнштейн, Герберт Уэллс, Махатма Ганди и Ромен Роллан. В подписанном ими “Манифесте против воинской повинности” было сказано, в частности, что принудительная армейская служба не только “унижает человеческое достоинство” и “пренебрегает основными правами человека”, но и “прививает всей мужской части населения дух агрессивного милитаризма”, а также “представляет серьёзную угрозу миру”… Как известно, государственные правители того времени абсолютно проигнорировали в своих действиях вышеупомянутый “Манифест”, после чего это игнорирование закономерно привело к величайшей общечеловеческой трагедии — т.е. ко 2-ой мировой войне, унёсшей многие десятки миллионов жизней… (Да и 1-ая мировая война, приведшая к миллионам и миллионам жертв, а также к воцарению ряда кровавейших тоталитарных режимов, тоже, очевидно, не могла бы произойти в столь чудовищных масштабах, если бы не было воинской повинности.)

Добавлю, что практически все государства, ведущие войны, всегда и везде объявляют, что они, мол, являются обороняющейся стороной, т.е. вынуждены защищаться от некоей агрессии. И в так называемое “военное время” даже сравнительно демократические государственные режимы (не говоря уж про явно диктаторские, вроде российского), увы, гонят своих подданных на войну, принципиально не спрашивая их согласия на это. А вопрос о том, кто же в таком случае является агрессором, если все участвующие в войнах государства вроде бы обороняются от кого-то, обычно как бы “зависает в воздухе”… В большинстве случаев единственная абсолютно очевиднейшая агрессия практически при любых более-менее массовых войнах — это агрессия “государственных структур” (в частности, так называемых “правоохранительных органов” и “военкоматов”) против простых жителей соответствующих государств, которых эти “структуры” с помощью прямого физического насилия (вплоть до массовых убийств) гонят на фронт, как скотину на бойню…

Возвращаясь к вышеупомянутому мнению одного из уважаемых российских правозащитников о Леониде Дуркине — “Он просто дезертир без всяких политических воззрений”, — чуть-чуть упомяну кое-что и о своём личном опыте. Я категорически отказался идти в армию ещё в октябре 1982 года (несмотря на все последствия этого), когда мне стали присылать “призывные” военкоматовские повестки. Среди нескольких — как бы дополнительных — причин этого были и сугубо политические. Например — нежелание участвовать в каких-либо агрессивных войнах, вроде советско-афганской…

Однако, исходя из самой главной причины этого моего отказа, — хотя она и связана с властью одних людей над другими, т.е. с политикой, — вышеупомянутые российские правозащитники, вероятно, сочли бы меня, так сказать, “просто уклонистом без всяких политических воззрений”… Заключается эта причина в том, что мне просто очень не нравятся (мягко говоря) насилие, бандитизм и рабство. А если служить в качестве раба каким-то бандитам — в частности, тем, кто считает для себя допустимым приходить в чужой дом и гнать оттуда каких-то ни в чём невиновных людей, чтобы затем заставлять их беспрекословно выполнять все приказы неких “командиров и начальников”, — то, очевидно, такая служба будет способствовать дальнейшему процветанию и бандитизма, и рабства, и вообще насилия… (А насилие, как известно, порождает всё новое и новое насилие — вплоть до мировых войн, о которых я здесь уже упоминал.)

Хорошо помню, что, например, ещё в 15-летнем возрасте всё это для меня было столь отвратительно, что я не допускал для себя даже ни малейшей вероятности службы в армии — точнее, в рабской, принудительно комплектуемой армии — абсолютно ни при каких обстоятельствах, независимо от возможных последствий такого отказа. Думаю, что именно в этом — т.е. в совершенно естественном неприятии насилия и рабства, на которых основана армейская “призывная служба” (от которой главный герой данной статьи просто устал, судя по его словам), — заключается и основная причина так называемого “дезертирства” Леонида Дуркина. А также, кстати, — и главная причина подобного поведения очень многих других российских (да и не только российских) так называемых “просто дезертиров” или “просто уклонистов”…

Дмитрий Воробьевский.

2015

 
%d bloggers like this: