IBERIANA-2 – იბერია გუშინ, დღეს, ხვალ

• Л.Кравчук: мы должны…

Л.Кравчук: мы должны сформировать отдельную политику относительно России

 14.10.2011

Наталия Ромашова

936687[1]Вердикт Юлии Тимошенко ее адвокаты планируют обжаловать уже на следующей неделе, однако рассмотрение апелляции начнут минимум через полтора, максимум – через четыре месяца. Защитники бывшей главы Кабмина намерены просить Фемиду изменить экс-премьеру меру пресечения и освободить ее из-под стражи. При этом адвокаты г-жи Тимошенко заявляют, что апелляционную жалобу подадут, даже если парламентарии декриминализируют статью, по которой судили лидера «Батьківщини».

 Эхо «дела Тимошенко», как известно, предельно быстро докатилось и до Европы. До поздней ночи четверга в Европарламенте длились срочные дебаты по Украине. Ключевой итог озвучила Верховный представитель Евросоюза по вопросам внешней политики Кетрин Эштон – ЕС крайне разочарован вердиктом Юлии Тимошенко, однако не будет прекращать техничную часть переговоров об Ассоциации с Украиной. Вместе с тем, г-жа Эштон подчеркнула, что подписание соглашения об Ассоциации возможно лишь тогда, когда украинские лидеры будут разделять европейские ценности. Означает ли это, что «дело Тимошенко» таки станет серьезной препоной на евро интеграционном пути Украины? Об этом и не только, «Обозреватель» говорит с первым президентом Леонидом Кравчуком.

– Леонид Макарович, хотелось бы услышать вашу оценку судебного финала «дела Тимошенко».

 – Вы понимаете, в этом вопросе на самом деле скрещивается очень много проблем. Первая – связана с нашим правосудием, которое абсолютно не соответствует верховенству права, свободе, правам человека. Поэтому мы судим за то, за что на Западе уже не судят. Однако тут же возникает вопрос: «А можем ли мы не судить, учитывая, что другого Кодекса у нас нет?».

 Я не адвокат и не следователь, я – первый президент Украины, поэтому не могу говорить о суде. Когда Киреев незаконно упрятал Тимошенко за решетку, не имея для этого оснований, я написал заявление, где четко сказал: не может один человек (тем более, незаконно) лишить свободы другого. Если Тимошенко делала что-то неверно, оскорбляла, как они говорят и т.д. – подай на нее в суд. Именно так, а не иначе, должно быть в цивилизованной стране. А в целом, знаете, мы не вправе судить, давать оценки суду. Если я стану на ту или другую сторону, тут уже будет не объективная оценка ситуация, а выражение симпатий какой-то из сторон.

– Я не прошу давать оценку процедуры или содержания дела, хочу лишь, чтобы вы оценили ситуацию в целом, с учетом, прежде всего, тотального недоверия граждан к нашему правосудию.

 – Вот! А теперь я скажу самое главное. Не было бы счастья, так несчастье помогло. То, что случилось с Юлией Тимошенко для всех, кто хоть немножечко должен думать является сигналом – немедленно меняйте Уголовно- процессуальный кодекс. В противном случае, любого по чьей-либо воле можно посадить.

– Все мы знаем, как отреагировала Европа на приговор, вынесенный в отношении г-жи Тимошенко. Как вы считаете, ход, а главное – исход данного судебного процесса, могут сыграть роль шлагбаума на евро интеграционном пути Украины?

 – Я считаю, что сейчас самое главное – опереться на слова президента, который сказал, что это еще не окончательное решение, что впереди – другие судебные инстанции. Это было сказано на весь мир. Я почему-то ощущаю, что в прозвучавших фразах, есть какая-то щель. Не знаю, какая, но она есть. Если эта щель закроется, и будут введены другие нормативы, другая философия, тогда об Украине, как о государстве, которое придерживается своего слова, можно не писать.

 Знаете, древние греки говорили: «Если не можешь сделать что-то сегодня, отложи на завтра, а сделай то, что можешь». Что сегодня можно сделать? Все силы, всю энергию сосредоточить на этом вопросе. А дальше? Апелляционный суд.

– А что касается России. Как, на ваш взгляд, изменятся (да и, изменятся ли) двухсторонние отношения после вынесения обвинительного приговора экс-премьеру?

 – Думаю, ничего не изменится, потому что Россией правит группа людей. Не один, не два, а группа товарищей. Знаете, года два – три назад, когда я был в Ливии, встречался с Каддафи – в пустыне, в шатре. И он назвал пять людей, которые управляют страной. Кто-то из них при должности, кто-то – нет. То есть, страна создала группу. В России это тоже случилось. Там создана группа молодых, энергичных, даже агрессивных политиков.

 Янукович сказал, что газ дорогой, а они что? Нахлебник, – отреагировали сразу. Я тут вспомнил, как Ельцин, хлопая Кучму по плечу, говорил: «Ты смотри, премьером был более покладистым, а президентом стал – на кривой козе не подъедешь». То есть, кто бы ни пришел к власти в России – политика будет одна, потому что у них команда работает, и они не позволят изменить курс. У нас же до этого времени, каждая власть приходила со своей командой и осуждала предшественников. Помню, пришел Кучма, сказал, что Кравчук вообще не то делал. Пришел Ющенко – то же самое было. Да и сейчас, взять любую передачу, что увидим? Когда нет аргументов, говорят: «А вы как делали?».

 Теперь небольшое отступление. Открываем книгу История России, в которой написано: «Украина – это неприродное образование, которое создалось в силу распада Великороссийской империи и как таковое, не имеет перспективы на существование». Это официально по этому учебнику учат русских школьников. Говорят, мол, кто-то немножко рехнулся и написал такое в историю. Академия Наук, скажем. Но я три или четыре года назад слышал Путина, который в Чехословакии сказал то же самое и призвал международное сообщество не очень разворачивать сотрудничество с Украиной, потому что ей немного осталось жить. А под руководством Медведева недавно была выпущена книга «Вторая мировая война». Пятитомник, где официально сказано, кто развязал войну (это совершенно не то, что официально толковалось доселе).

 То есть, речь идет о пересмотре идеологических принципов. Вот и спрашивается, если у президента России такие взгляды на Украину, будет ли он говорить с ней, как с равной? Ответ – очевиден. Россия никогда не будет говорить с нами, как с равными. Никогда. Они будут защищать великую Россию. Они – националисты во всем. Великодержавные шовинисты. Я думаю, не обижаю их этим, потому что каждый, кто читает, видит это. Раз так, и если мы идем к РФ, значит, мы должны забыть о своей государственности. Мы завоевываем генерал-губернаторство и все.

– А если не так, если не идем?

 – Какая матрица сейчас у нас? Фактически двухвекторная. Я предлагаю другую философию. Мы должны при западном векторе сформировать отдельную политику относительно России. Думаю, в этом нас мог бы поддержать и Запад. По многим причинам. Словом, и на нашем поле есть вещи, которыми, скажу недипломатично – можно торговаться. Что сейчас? Есть двухвекторность и мы постоянно балансируем. А теперь, давайте посмотрим, что случилось за последнее время? А случился позитив. И Донецк, и Днепропетровск поддерживают прозападный вектор.

 Виктор Янукович может стать президентом в истории, если он, не на словах – на деле, возьмет западный курс и будет его реализовать. Это будет исторический шанс. Если мы пойдем к России, это будет означать постоянную отсталость. Сейчас мы уже отстали, говорят, на 60 лет. То есть, я веду к тому, что нам необходимо, в конце концов, определиться с основным приоритетом. Европа от нас не требует территории Черноморского флота, газовой трубы и т.д. Европа говорит одно: «Живите, как мы и идите к нам». Регионалы возмущаются, дескать, европейцы вмешиваются в наши внутренние дела. Я одному уже ответил: «А ты сними с повестки дня европейский выбор, скажи, что мы передумали и идем уже на Восток. После этого они тебе не сделают ни одного замечания, ни по какому поводу. Но если ты хочешь там жить, то живи, как они. Не хочешь? Иди в другую сторону».

 Вектор у нас один, решающий – западный. Что касается России. Еще раз подчеркиваю: при западном векторе мы должны выработать правильную, разумную, взвешенную политику, а не танцевать – сегодня на российском векторе, завтра – на западном. Такого не может быть, это не политика – это игра в политику.

– И как долго играться будем?

 – Сейчас мы имеем шанс. Знаете, я говорил недавно с председателем ОБСЕ. Он подошел ко мне и, среди прочего, сказал: «Господин президент, никогда еще Украина не была так близка к Европе». И необходимо отдать должное: эта команда сделала все, чтобы мы были ближе к Европе. Да, есть проблемы, недостатки, однако это сделали – и экономически, и социально, и политически. Что теперь осталось? Подогнать свое отображение в зеркале к тому, что есть в Европе. И не говорить при этом, что они, видите ли, вмешиваются в наши внутренние дела, советуют, как судить Тимошенко. Не вмешиваются они! Они говорят: «В Европе за такие вещи не судят, потому что это управленческое решение, не имеющее уголовного привкуса». И они говорят: «Хотите к нам? Судите, как мы». Где здесь вмешательство? Они, наоборот, открывают нам дорогу. Поэтому я все время при встрече с президентом, повторяю одну мысль. Шанс большой. Мы вплотную подошли к решению.

– Этот шанс, на ваш взгляд, будет использован или…?

 – Если в ноябре, не приведи Боже, из-за какой-то мелочи это сорвется… Извините, я не хочу называть Юлю мелочью. Каждый человек весит много, и я искренне сожалею, что она оказалась в такой ситуации. Искренне – как человек, который поддерживал ее и верил в то, что поддерживал. Я смотрел на этот суд и откровенно вам скажу: не хотел бы больше видеть такой суд. Не хотел бы, чтобы кого-то в Украине так судили, потому что это позор! Все это видели, я ничего не преувеличиваю. Но при всем при этом, есть Украина. И Украина должна быть на первом месте. Если сейчас есть шанс, мы должны этот шаг сделать.

 Проведена большая работа и пройдена огромная дорога. Я слышал, как Юлия Тимошенко просила не связывать ее суд с европейским выбором. То есть, она в данном случае видит, что есть вещи (досадно об этом говорить), когда что-то важнее – Украина или человек. Хотя, еще раз повторяю, каждый человек – огромная ценность. Однако есть Украина – 46 миллионов. Я не хочу больше, чтобы Януковича называли нахлебником. Не хочу, чтобы нас называли не нацией, а каким-то случайным, неприродным образованием. Я хочу жить в демократической стране. И мы можем это сделать – перед опасностью, перед историческим выбором, перед историей. Не сделаем? Значит, там нам и нужно.

http://obozrevatel.com/interview/l.kravchuk-myi-dolzhnyi-sformirovat-otdelnuyu-politiku-otnositelno-rossii.htm

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / შეცვლა )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / შეცვლა )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / შეცვლა )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / შეცვლა )

Connecting to %s

 
%d bloggers like this: